Джумла
Автор  Дмитрий Данилов нояб 21, 2011

Свистящие вместе

ringЛюдей, освиставших Путина можно понять: они устали от его патологического стремления сопровождать любую значимую победу и быть для нее неизменной оправой. Общество устало от постоянного путинского внушения: «Я – это победа».

Вся Россия обсуждает нечто, что ранее никогда не происходило: Владимир Путин впервые был освистан на публике. Это произошло вчера в СК «Олимпийский», после финального боя по смешанным единоборствам, в котором сошлись россиянин Федор Емельяненко и американец Джефф Монсон. Победа досталась россиянину, но Монсон, несмотря на тяжелейшие удары, продержался до конца и так и не был отправлен в нокаут.

После боя Путин поднялся на ринг, чтобы поздравить Емельяненко с победой, однако публика встретила российского премьера свистом. Поскольку бой транслировался в прямом эфире телеканалом «Россия-2», этот свист и неодобрительные выкрики услышали миллионы телезрителей. В частности, на записи отчетливо можно разобрать крики «Бууу!» и «Позор!» в момент выступления премьера, а под конец - «Уходи!». Путин попытался артикулировать свою речь как можно четче, но по всему было видно, что он не ожидал такой реакции и его голос с какого-то момента стал неуверенным. В зале спорткомплекса «Олимпийский» на тот момент присутствовало около 22 тысяч зрителей.

Казалось бы – подумаешь, неприятный казус, на который можно было бы и не обращать должного внимания. Однако дальнейшее поведение государственных СМИ говорит о том, что самолюбию Путину нанесен серьезный урон, а само его поздравление победителя на ринге имело сугубо политический подтекст. Новости на федеральных телеканалах выпустили сюжет с поздравлением Путина Емельяненко с измененным звуковым рядом: свист и выкрики старательно заретушировали.

Дальше – больше. Зачем-то пиарщикам Путина потребовалось уверять всех, что на самом деле свист был, но все не так поняли. Например, Павел Данилин заявил: «Те, кто там был, а также нормальные люди среди тех, кто смотрел, как все там происходило, прекрасно понимают, что люди кричали «ура» и хлопали в ладоши Путину, а «Уууу» кричали уносимому под руки проигравшему бойцу». А пресс-секретарь «Росмолодежи» Кристина Потупчик вообще назвала свист «приветственным», а крики – адресованными организаторам мероприятия, долго не выпускавшим публику в туалет после окончания боя.

Однако миллионы свидетелей и оригинальная запись трансляции, а также съемки этого эпизода, сделанные зрителями с трибун, говорят ровно об обратном: освистали именно Путина, а не проигравшего бойца (тем более, Монсон к моменту освистывания уже покинул ринг). Те, кто следит за боксерскими боями и поединками смежных спортивных категорий, прекрасно знают, что избитого бойца, проигравшего, но стойко продержавшегося до конца боя без нокаута, никогда не будут освистывать – таковы законы жанра. Освистывать будут «грязный бой» - с очевидными нарушениями правил, сомнительное судейство, а также явное уклонение бойца во время боя от силового поединка. Джефф Монсон по прозвищу «Снеговик» известен как раз тем, что не бегает от своих противников. И его лицо, размозженное руками Емельяненко – как бы тому хороший пример, но…

Не оставляет ощущение, что это был договорной бой - не прямо, конечно (сейчас ни в боксе, ни в М1 так давно никто не делает), но явно «сделанный под заказ». Боец, до того трижды терпевший поражения от менее опасных противников, чем Монсон, вдруг возвращается на ринг и уделывает «машину», которая даже не предпринимает серьезных попыток атаковать. Вы в это верите? Я – нет. Более того, было заметно многим наблюдателям, что оба бойца «разыгрывали» бой: Монсон дополнительно подставлялся под кулаки, а Емельяненко, напротив, не добивал. Show must go on, как говорят стареющие кремлевские конспирологи.

И потом: есть определенные общие правила тактики боя – что в боксе, что в микстфайте. Скорость всегда побеждает силу – но только если сила дает ей это сделать. Что бы сделал грамотный боец с чудовищной мышечной массой, как у Монсона, чтобы одолеть Емельяненко? Не сидел бы в обороне, рвал дистанцию, огрызаясь при этом резкими контратаками. А самое главное - навязывал бы ближний бой, «висел» на руках», давя массой и изматывая противника, лишая его пространства для маневра и преимущества в скорости. Здесь же ничего подобного не произошло: состоялось шоу избиения стареющего бойца более молодой звездой, что так свойственно для американских боев. Тем более, те, кто видел предварительные бои Монсона, видели совсем другую скорость и совсем другую реакцию этого бойца.

Может быть, все это бред и просто коса нашла на свой камень? Но как тогда объяснить, что букмекеры упорно не хотели принимать ставки на этот бой? Здесь-то действительно рулит «невидимая рука рынка»! Они бы так и не приняли ни одной ставки, если бы на это обстоятельство не обратили внимания журналисты, после чего букмекерские конторы нехотя выдали коэффициенты – 1.35 на Емельяненко и 3.25 на Монсона, хотя было понятно, что они работают в убыток: Федор должен был победить, и даже 1.35 было чересчур. А значит, это была не спортивная, а политическая победа.

Ведь нельзя забывать, что помимо всего прочего Федор Емельяненко – депутат Белгородской областной думы от партии «Единая Россия». Поэтому здесь в его победе остается совсем немного спорта. Да и Джефф Монсон – не просто равный боец, а всемирно известный анархист, на татуированном теле которого есть серпы с молотами, а также слова «Равенство» и «Солидарность» на русском. Все более, чем символично.

И поэтому свист в адрес Путина, который решил замкнуть на себе все шоу и забрать все финальное внимание, превратив ринг в предвыборную площадку для пиара себя любимого и своей «вертикали», более, чем понятен. Люди пришли смотреть бой двух равных бойцов, а не лицезреть альянс двух однопартийцев и слушать речи, которые и так слышны из каждого утюга каждый день.

Но еще больше возмущает другое: патологическое стремление Путина, словно упертого футбольного глори-хантера, не просто сопровождать любую значимую победу, а быть для нее неизменной оправой. Побеждают какие-нибудь волейболистки – рядом Путин, бушуют лесные пожары – вот он в вертолете «спасает Россию», эпохальные раскопки - и здесь он выходит из моря с двумя амфорами в руках. И без путинского поцелуя осетрам в Волге и тигрицам в амурской тайге точно не выжить. Общество смертельно устало от постоянного путинского внушения: «Я – это победа». Хочется уже просто победы. И даже если вдруг так получится, что освистывали действительно кого-то другого: Монсона, организаторов боя или администрацию «Олимпийского», не давшую людям вовремя пописать, то получается, что трибуны сделали еще хуже - отправили появление «национального лидера» на ринге в полный игнор. И еще непонятно, что для Путина хуже - свист с «бууууу» или полное равнодушие.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top