Джумла
Автор  Илья Хаськович нояб 29, 2011

Мавроди из подворотни

МавродиОснователь легендарной «МММ» Сергей Мавроди затеял новый бизнес, ничем не отличающийся от прежнего и носящий практически то же название. Рекламу своего нового-старого предприятия Мавроди ведет с обезоруживающей откровенностью

Основатель легендарной пирамиды 90-х «МММ» Сергей Мавроди, спутся три года после своего выхода из тюрьмы, затеял новый бизнес, не только ничем не отличающийся от прежнего, но и носящий практически то же название - «МММ 2011». Рекламу своего нового-старого предприятия Мавроди ведет с просто-таки обезоруживающей откровенностью. В роликах «МММ 2011» мы снова встречаемся с полюбившимся еще много лет назад зрителю Леней Голубковым, которого теперь раскручивает на новое дело его выросший сын. Сама пирамида, правда, теперь имеет модное определение «социально-финансовой сети», но в целом, вся проводимая Мавроди компания по раскрутке своего очередного предприятия содержит в себе прямой месседж: «да, да, МММ-2011 это именно то, о чем вы подумали». Более того, в своём блоге Мавроди изначально назвал проект «финансовой пирамидой» и предупредил о возможной потере средств в любой момент.

 

Казалось бы должно быть наоборот, и по идее Мавроди выгодно скорее скрывать свое участие в новом «МММ», нежели активно его афишировать как он это сейчас делает. Тем не менее, его начинание имеет уже достаточный успех, чтобы даже власти озаботились этой проблемой и сделали попытку прикрыть его в самом начале, дабы избежать новых бунтов обманутых вкладчиков впоследствии. Правда, пока эти попытки ни к чему не привели: новая схема Мавроди более юридически неуязвима, чем прежде. В чем же тут загвоздка, почему Мавроди так настойчиво откровенен, говоря о своем бизнесе?

 

Дело в том, что он понимает, что в наше время, в отличие от 90-х, пирамиде, чтобы иметь успех надо позиционировать себя именно тем, чем она является, а слова вроде «социально-финансовая сеть» это, в данном случае, просто невольная дань всеобщей моде на брендинг. Ведь пирамида это, своего рода, незаконная лазейка в мир финансовых спекуляций для тех, кому вход в этот мир закрыт. Нечто подобное предлагает и система Forex, но там все не по-настоящему, поскольку, в конечном итоге речь все равно идет об игре на мировых валютных биржах, где правила игры определяют совсем другие люди, которые при любом раскладе останутся в выигрыше. Здесь же есть только ты и пирамида и главное - «вовремя соскочить». Человек начинает чувствовать себя хозяином своей судьбы, пусть хотя и только финансовой, а этого в современном мире уже достаточно, чтобы соблазн поучаствовать мог сать для многих непреодолимым. Для многих это возможность напрямую почувствовать брутальнаую романтику лихих 90-х — здесь, в буржуазно-благообразном 2011-м.

 

А сам Мавроди все такой же бывший советский инженер в засаленном джемпере, как раньше, так и не ставший лощеным банкиром в костюме от модного дизайнера.

 

Есть у капитализма свои тени. Нет, это не романтически-зловещая закулиса, которая, напротив, в наше время становится все более публичной и открытой, словно бы собирается вот-вот запустить на биржу свои IPO и теперь стремится стать максимально прозрачной. Речь, скорее, об отдельных явлениях которые не совсем вписываются в общую гармоничную картину устоявшихся товарно-денежных отношений. Они как бы существуют в рамках общей системы, но на ее окраинах, в полуподполье, подобно бедным кварталам, на окраинах современных мегаполисов, где все в принципе также как у богатых, но несколько более откровенно.

 

Чаще всего эти явления представляют собой обломки капиталистического прошлого, атавизмы его более раннего периода. Когда-то это были лицевые части фасада всего здания, а теперь они ушли в подвалы, став своего рода подсознанием капитализма, про которое все знают, но думать о нем не хотят.

 

Одним из таких явлений, сопровождающих капитализм всю историю как раз и являются финансовые пирамиды. Они появились одновременно с первыми векселями и биржами и строятся повсеместно до сих пор. С точки зрения самого официального капитализма, особенно современного, принявшего в себя на уровне самоосознания социалистические и гуманистические элементы, существование пирамид является форменным скандалом, так как они обнажают его подлинную суть незамутненную веками очеловечивания. Капитализм с финансовыми пирамидами выглядит, как ставший респектабельным выходец из низов, блестяще одетый, с великолепными манерами, принятый в самом изысканном обществе, но все равно иногда публично писающий себе в штаны.

 

Вся соль в том, что пирамиды с вызывающей откровенностью выставляют на всеобщее обозрение главный принцип капитализма - «деньги должны делать деньги», все остальное — товарное производство, социальное обеспечение, потребительская активность — лишь внешний антураж, меняющийся в зависимости от эпохи и конъюктуры. Главный принцип остается неизменным - тот у кого есть деньги должен стремится к тому чтобы увеличить их количество. В этом и только в этом единственное подлинное основание капиталистического предпринимательства. Пирамиды, таким образом, представляют собой голый бизнес, в котором нет ничего (производства, маркетинга, социальной ответственности и т.д.и т.п.), кроме него самого, а все голое — крайне неприлично.

 

Именно поэтому, когда в мире «высокого капитализма», где-нибудь на Уолл-стрит или Лондонском Сити случается какой-нибудь очередной финансовый скандал, вроде краха Leman Brothers в 2008 году, его, чтобы показать всю неприличность происшедшего припечатывают словом «пирамида». Но это, конечно, явление совсем другого порядка и тот факт, что в его основе также лежит обман вкладчиков не значит ничего, кроме того, что манипуляции чужими заемными деньгами лежат в основе всей капиталистической деятельности. Здесь совсем другие участники — крупные игроки, которые знают на что они идут и уже давно заложили возможные риски в свои бюджеты, развитая система страхования и перестрахования, наконец в таких скандалах на сторону «потерпевших» всегда всей своей силой встает государство, чаще всего полностью покрывая их потери.

 

Настоящие пирамиды существуют в тени и работают они не с крупными игроками, а, совершенно наоборот, с теми для кого официальный вход в мир финансовых спекуляций закрыт, то есть с самыми малообеспеченными слоями населения. Пирамиды предоставляют для них, как уже было сказано, черный ход в мир рынков, акций, дивидендов и прибылей. Лишь в краткие периоды, когда капитализм для людей еще в новинку и им неведомы все его стороны, вроде 90-х в России, подобные явления выходят на первый план, потом когда когда все вокруг постепенно «цивилизуется» и приобретает более или менее благопристойный внешний вид, они уходят в тень.

 

После краха «МММ», а также еще ряда других крупных пирамид в середине 90-х, сам этот бизнес никуда, на самом деле, не делся. Пока Сергей Мавроди сидел в тюрьме, а хозяева остальных культовых бизнес-сооружений переводили свои деньги в «цивилизованные предприятия», по всей России с большим или меньшим успехом функционировали и продолжают это делать до сих пор, тысячи малоизвестных пирамид поменьше. Вопреки всеобщему убеждению, в провинции эпидемия пирамид продолжала и продолжает бушевать все эти годы. Просто теперь шума стало вокруг меньше, потому что в случае краха каждой из этих пирамид в отдельности число разорившихся вкладчиков измеряется уже не сотнями тысяч человек как раньше, а «лишь» несколькими тысячами. Да и крах их происходит где-то «там, в глубинке», а не на Варшавском шоссе в Москве.

 

Пока в дорогих офисах менеджеры с дипломами MBA продумывают сложнейшие маркетинговые стратегии, новейшие технологии продвижения брендов и сверхкреативные рекламные акции, в подворотнях, на задворках капитализма строители пирамид продолжают напрямую, по старинке, делать из денег деньги. А их участники пытаются угадать тот самый заветный момент когда - «пора соскакивать», чтобы не остаться ни с чем и большинство, как всегда не угадывает. И там, в отличие от залитых цветом флагманских торговых центров капитализма, в общем-то, никто никого и не обманывает.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top