Джумла
Автор  Илья Хаськович сен 16, 2011

Чего хотят мертвые?

ЗомбиУ современного человека отсутствуют действительные каналы, связывающие его c миром мертвых, он стремится поместить этот мир в пределы своего, столь ему знакомого земного существования, и уже здесь обезопасить себя от всех возможных вторжений извне.

В последнее время появилось как-то неожиданно много сообщений о разного рода ноу-хау в области ритуальных услуг. То в Перми создадут социальную сеть для усопших, то в Японии откроют отель для покойников, где они могут «ожидать своей очереди в одном из перегруженных работой местных крематориев», лежа в охлаждаемых комфортабельных гробах. Любой пользователь интернета, покопавшись в поисковиках минут 15, без труда найдет там еще несколько подобных сообщений.

 

Общеизвестно, что любая культура начинается с того, что определяет свое отношение к смерти. Первая же из древних цивилизаций, с которой сталкивается изучающий историю школьник — Египет, была буквально построена вокруг проблемы взаимоотношений с миром мертвых. Человечество всегда догадывалось, что этим миром и нашим нет непроходимой границы, отсюда и многочисленные рассказы о призраках и прочих представителях инобытия во все времена и у всех народов. Проницаемость этой границы в разные времена и в разных культурах оценивалась неоднозначно. У некоторых народов связь с духами предков ушедшими из жизни считалась основой существования этих сообществ, у других, наоборот, контакты с умершими считались опасными и были либо вообще  жестко табуированы, либо являлись привилегией профессионалов вроде тех же шаманов.

 

Самое радикальное решение этой проблемы можно, пожалуй, найти в Евангелии, где граница между мертвыми и живыми сдвинута из области физического существования. Слова Христа о том, что «Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых" (Мк. 12, 26-27) указывают на общий онтологический статус всех, кто когда-либо жил или еще только будет жить на Земле, отодвигая проблему конца физического существования человека в этом мире на второй план. Исходя из этого посыла, сформировавшаяся в течении последующих веков христианская традиция, предписывает живым молится об усопших, одновременно утверждая, что окончившие свой земной путь, в свою очередь, также молятся за живущих на Земле.

 

Однако, в современном, как его принято называть, постхристианском, мире все изменилось, В наше время большинство людей в своих представлениях о жизни после смерти стараются учитывать все многочисленные известные им традиции отношения к загробному миру: от христианской до представлений культа Вуду, при этом до конца не доверяя ни одному из них. Объясняется это не только тем, лежащим на поверхности, фактом, что у современного человека утрачены все традиционные ориентиры, главное в том, что в наше время, пожалуй впервые за всю историю человечества, решилось монетизировать загробный мир и сформировать из него сектор рынка.

 

В принципе, в том, что люди проецируют на посмертное существование реалии здешней окружающей их жизни нет ничего нового, хотя, как известно, большинство древних представлений исходило из строго противоположных принципов. В них, наоборот, мир живых являлся отражением потустороннего мира. Но в данном случае, речь идет не просто о переносе земных представлений на загробную жизнь, речь идет о буквальном навязывании своих правил миру мертвых, с целью извлечь из него дополнительную прибыль.

 

В каком-то смысле в результате этой операции, мир мертвых отменяется как самостоятельная часть бытия. Человек, в общем-то приучается к тому, что независимо от того, есть ли жизнь после смерти или ее нет, «там» будет все также. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть как изображается эта жизнь за гробом в голливудских фильмах и комедийнных сериалах, где герой, попадая «на тот свет» , сталкивается там с теми же проблемами, что преследовали его при жизни. Восприятию такого представления, прекрасно способствует причудливая смесь полного безверия с верой во все подряд в голове у современного человека. Мы ни во что, в общем-то, на полном серьезе не верим, но именно поэтому, не чувствуя себя достойными поддержки ни одного из богов, всех их одновременно боимся.

 

Столь же неуверенно, соответственно, мы чувствуем себя в отношениях с нашими покойниками. В отличие от людей прошлого, у нас в распоряжении нет надежных практик общения с ними и мы не чувствуем себя в полной безопасности, что также прекрасно демонстрируют многочисленные фильмы о зомби и других выходцах из могил. Но при этом, вся окружающая реальность учит нас, что безопасность можно купить, в том числе и в этом случае. «Давайте сделаем для мертвых тоже, что мы делаем для себя — сделаем их существование (ну, или, что у них там вместо него) комфортным» - призывает нас ритуальная индустрия и предлагает свои новые сверхкреативные решения.

 

Поскольку, у современного человека отсутствуют действительные каналы, связывающие c его миром мертвых, он стремится поместить этот мир в пределы своего, столь ему знакомого земного существования, и уже здесь обезопасить себя от всех возможных вторжений извне. Революционное евангельское уравнивание статуса живых и мертвых перед лицом Бога, здесь переворачивается с головы на ноги, потому если «у Бога все живы (Лук. 20, 38)», то здесь все просто равны как потребители услуг, без уточнения деталей.

 

Еще одной оборотной стороной этой операции, оказывается подлинное лишение покойных всех их прав, которыми он обладал в прежние времена. Для современного мира покойник - это тот, от кого ничего не зависит, его судьбу решают за него, если же он, вдруг, как-то пытается проявить себя, то он становится опасным нарушителем порядка — зомби, призраком, полтергейстом - от которого необходимо как можно скорее избавиться любым из возможных способов, ведь теперь только у живущих есть право решать, чего хотят мертвые.

Задать вопрос автору на конфереции "Номо Яппи"

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top