Джумла
Автор  Дмитрий Данилов март 19, 2012

Смерть путинской тигрицы

Спасибо, маленький братец

tigerСмерть «путинской тигрицы» сразу после визита Путина говорит о том, что он давно превратился в Проблему Имени Себя, став постоянно блуждающим по стране торнадо, в котором хорошо и спокойно только в его центре – где «глаз циклона». Но покой этот – обманчив.


 

На фоне поствыборного обострения и поствыборной же апатии, скандалов вокруг судебных процессов то над лидерами несистемной оппозиции, то над панк-феминистками из Pussy Riot, то над казанскими извергами-полицейскими, истязавших задержанных бутылками из-под шампанского, почти незамеченной прошло одно любопытное расследование, которое в любой другой ситуации потянуло бы на общенациональный скандал.

Как выяснили авторы некоммерческого проекта «Правда о больших кошках», тигрица, якобы пойманная в 2008 году в тайге не без помощи премьер-министра Владимира Путина, на самом деле была вывезена специально для съемки полномасштабного телевизионного пиара премьер-министра из хабаровского зоопарка. Более того, через несколько недель после «поимки» тигрица, на которую Путин надевал GPS-ошейник, гладил и чуть ли не целовал, умерла. Правда, официально эту историю пока никто не подтверждает и не опровергает.

Напомним, что по официальной информации, премьер–министр РФ Владимир Путин во время посещения Уссурийского заповедника получил от работающих в нем «ученых из Москвы» известие, что в одну из ловушек попалась 5–летняя тигрица.

Владимир Путин и глава МЧС Сергей Шойгу решили осмотреть пойманное животное и выяснили, что тигрица вырвалась из ловушки. После этого все официальные СМИ поведали «героическую» историю о том, что Путин «не растерялся», выстрелил из ружья ампулой со снотворным и усыпил зверя. После этого на шее тигра застегнули спутниковый ошейник с передатчиком GPS, который позволяет отслеживать его местонахождение.

Однако въедливые блогеры вскоре заметили, что т.н. «московские ученые», якобы участвовавшие вместе с Путиным в поимке сбежавшей тигрицы, ни до, ни после этого никого не ловили. Отсюда появилось предположение, что вся история – не более, чем искусно разыгранный спектакль для дополнительной поддержки рейтинга «нацлидера».

Кроме того, за неделю до путинского появления в тайге, молодая тигрица таинственным образом исчезла из хабаровского зоопарка. Через 3 дня после отлета премьера она там появилась снова. А еще через три недели подохла. В пользу этой версии есть одно неопровержимое доказательство: наблюдатели сравнили полосы на шкуре той тигрицы, что была «поймана» Путиным, и той, что жила, а потом умерла в хабаровском зоопарке. Вид этих полос столь же неповторим, как отпечатки пальцев у людей. Сравнение повергло всех в шок: с вероятностью 99,9% это была одна и та же особь!

Казалось бы – подумаешь, тигрица померла? Мало ли что еще в жизни случается? Но проблема как раз в том, что в смерти тигрицы, по мнению ряда биологов, виноват именно визит Путина и сопутствующий пиар-спектакль с «поимкой». Дело в том, что тигрица, пойманная для Путина, находилась в петле около 6 часов. Ни один дикий зверь в петле столько времени находиться не может: он рычит, бьется, бросается на людей, то есть ведет себя предельно активно. Здесь же тигрица просто лежала и лизала себе лапу. Все объясняется тем, что тигрицу в течение 5-6 часов для безопасности Путина постоянно кололи крайне опасный препарат, который ее обездвиживал. «А я в свое время работал с этими препаратом и знаю – это не рекомендуется делать более 2 часов», — пишет автор блога bigcats-ru, известный владивостокский биолог Михаил Кречмар.

К тому же исследователи обратили внимание и на то, что сигнал с передатчика ошейника «путинской тигрицы» перестал поступать еще в 2009 году. Однако пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков успокоил россиян: с тигрицей все в порядке, более того, она родила тигрят. Но никого подтверждения этой информации так и не было предъявлено. При всем при том сам Путин неоднократно выступал в защиту тигров в России, участвовал в специальных форумах и пообещал ужесточить наказание за отстрел тигров.

В общем-то, жестокостью по отношению к животным со стороны кремлевских небожителей в России никого не удивишь. Вспомним и всевозможные «царские охоты», и жестокие выезды советских генсеков «на природу пострелять», что наверняка для окрестного зверья являлось чем-то вроде Холокоста, когда какого-нибудь кабанчика или лося уже «держали» для ритуального услаждения охотничьих страстей главных лиц страны и их гостей. Да и последние случаи, из которых достаточно вспомнить Черномырдина и убиенную им медведицу с медвежатами или алтайскую охоту чиновников на архаров с борта вертолета, вызывающе жестоки.

Но в случае с Путиным мы видим нечто другое. Мучения и смерть к животным приходят под маской самой искренней заботы о них, причем заботы не ограничивающейся одними только тиграми. Ведь Путин очень активно использует в своем пиаре имидж рьяного защитника редких животных. ТВ время от времени показывает нам Путина в компании то осетра, то леопарда, то тигрицы, то белых медведей, то берущим пробу у камчатских китов. Премьер курирует сразу несколько программ защиты животных, в частности - амурского тигра, белухи, белого медведя и недвусмысленно намекает, что этот список нужно расширить. Путин уже заинтересовался пресноводными тюленями на Байкале и в Ладожском озере, черноморскими дельфинами Черного моря, сайгаками и проектом возрождения лошади Пржевальского. При этом аппетиты путинской души велики – и обращать внимания на мучения и смерти отдельных особей, наверное, ему не кажется не солидным делом. Ну не станет ведь какой-нибудь Жуков жалеть каждого солдатика при штурме Берлина? Ведь сама идея «взятия» гораздо важнее!

Так, например, ровно год назад Путин прилетел в Хакасию посмотреть на легендарного ирбиса – снежного барса, которого специально отловили для этого в Саянах. Правда вот ни один телеканал не сообщил, что для того, чтобы Владимир Путин «познакомился» с очередным редким кошачьим, его поймали варварской петлей, оставившей раны на шее редкого зверя, и поместили в не менее варварскую железную клетку. Ища воли и бросаясь на железную сетку, редчайший ирбис по кличке Монгол разбил себе всю морду и еле остался жив. Заметим – в отличие от амурской тигрицы, которая все-таки была взята из зоопарка, здесь причинен ущерб зверю, который заметно ослаб в клетке путинского внимания и наверняка может на воле погибнуть.

Поэтому теперь как-то тревожно за российское зверье – за всех этих дельфинов, тигров, медведей и белух. Если так пойдет и дальше, то зверям скоро останется лишь бежать в самые глухие места, а то и вовсе из страны от убивающей путинской заботы. Оно и понятно: путинский график не ждет: сидеть по-настоящему днями в тайге и «знакомиться» с редкими зверями (как и искать самому амфоры Фанагории) всерьез у премьера нет времени. Да и задачи пиара, плюс безопасности первого лица подгоняют: ловите хоть крюками или колючей проволокой, но добудьте Путину самую лучшую тигру!

Может быть, правы те, кто считают, что эта жестокость - в генном коде российских властителей. Наверное, это глубоко символично – перед владыками Евразии должен трепетать не только человечий, но и животный мир. А значит, должны быть подчинены даже те сильные и свободные звери, которые заведомо никому не подчиняются. Возможно, именно в этом, а не в «горящих графиках» кроется объяснение анормальной и циничной жестокости к «путинизированным» зверям.

Вообще-то раньше было даже забавно наблюдать за «продвинутыми» блогерами, которые исследовали, чего же больше в Путине с его необычным для своего круга интересами к редким зверям, истории и археологии – «комплекса диктатора», который постоянно меряется силой со стихией и временем, пытаясь увидеть себя в эпическом, монументальном измерении, или же от дорвавшегося до власти типичного «братка-пацана», которому просто «по приколу» приезжать и «нагибать» археологов и тигриц. Сейчас же это уже не смешно. И даже хохмы наиболее остроязычных блогеров, которые после кульбита с несчастной тигрицей всерьез опасаются за судьбу мальчика Никиты, которого Путин несколько лет назад поцеловал в живот, больше тревожат, чем веселят.

Ведь Путин давно превратился в Проблему Имени Себя, став своего рода воплощением постоянно блуждающегося по стране разрушительного торнадо, в котором хорошо и спокойно только в его центре – где «глаз циклона» (то есть, близость самого Путина), но покой этот – обманчив. Стоит «глазу» пойти дальше, как сразу вас сметают вихри. Вспомним, что стало с бедными погорельцами Выксунского района, которые ощутили на себе всю мощь этого «путинского торнадо»: им, как Путин и обещал, были спешно построены новые дома. Те, на которых были направлены телекамеры, были примерно-показательные – для Первого канала. Другие же через пару месяцев начали разваливаться. Просто невозможно за 3 месяца построить нормальный крепкий дом.

А кроме этого есть и пиар-Чечня, после которой некоторые офицеры сидят ни за что, а еще больше и разыскиваются чеченским правосудием, Сколково, спешно построенное на экспериментальных полях важнейшего НИИ нечерноземной полосы, где селекционно выращиваются стратегически важные для страны сорта пшеницы, Сочинский монстр-2014, под массой которого угроблена куча денег, домов и судеб местных жителей. Ах, да - про доктора Хренова забыли. И про многих других…

Возникает ощущение, что со всем, к чему прикасается Путин, происходит что-то нехорошее. Дурной мистицизм здесь ни при чем – это система. Система, которая питается энергией разрушительных ветров путинского торнадо, которая не может без этого существовать. Поэтому никто в России - от проекта нового завода и вплоть до лабрадора Кони - никто не может быть в полной безопасности.

Кстати, а кто видел лабрадора Кони в последний раз?

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top