Джумла
Автор  Илья Хаськович сен 23, 2011

Долг по дефолту

world_economyВ воздухе снова запахло кризисом. Воспоминания менеджеров об осени 2008 года, с ее крахом продаж и резким ростом цены валютных кредитов, утратили свой ностальгически-романтический флер и грозят превратиться в суровую реальность.

В осеннем воздухе снова запахло кризисом, доллар растет, рубль падает. Воспоминания менеджеров об осени 2008 года, с ее крахом продаж и резким ростом цены валютных кредитов, утратили свой ностальгически-романтический флер и грозят превратиться в суровую реальность.

Вроде как приходит та самая пресловутая вторая волна, которую все ждали последние два года - и которую уже почти перестали ждать. Притом, если первая волна в 2008 году пришла для многих неожиданно (то есть, конечно, многие говорили о том, что надвигается кризис, но всем было слишком хорошо, чтобы в это поверить), то вторую не просто ждали, ее приближали всеми силами. Как только мировые официальные лица всех уровней, где-то к концу 2009 года, объявили, что «экономика начинает восстанавливаться», началась долговая истерия. Сначала вокруг Греции, потом вокруг всей Южной Европы, затем добрались и до угрозы дефолта самих США. Как-то сразу выяснилось, что все вокруг всем должны кучу денег, и никто эти долги отдавать не может. А, может, не хочет? Вообще, интересно - кто кому должен, и могут ли должники, если очень захотят, отдать эти долги. И, наконец, а должны ли они делать это?

 

Откуда эти долги берутся, более или менее ясно: государство берет на себя определенные обязательства перед населением, обещая обеспечить ему тот жизненный уровень, при поддержании которого это население готово его, это государство, терпеть. Но своих денег не хватает, и тогда их берут в долг.

 

Современный глобальный рынок не просто позволяет, но буквально заставляет брать эти деньги у всех кто их даст: от других государств до частных лиц и корпораций, независимо от их репутации и условий, на которых они эти деньги дадут. Официально это называется «создание привлекательного инвестиционного климата». На самом деле, те кто дают этому государству деньги в долг, дают их не для того чтобы когда-нибудь их получить обратно, пусть даже с процентами, а преследуя множество совсем других целей. Прежде всего, рынок долговых обязательств за последние лет тридцать превратился в самый доходный сектор экономики, объем и прибыльность которого постоянно растут. Тут все понятно - постоянная инфляция в мировом масштабе, вкупе со все возрастающими потребностями государств, которые, в свою очередь, растут вследствие бесконечных обещаний, которые власти в демократических странах выдают своим избирателям, дабы те не предпочли кого- то другого, приводят к стабильному росту цены заимствований.

 

С долгами сложилась та же ситуация, что с вином или с картинами, чем они старее, тем дороже. Однако это только тогда, когда эти долги стабильно обслуживаются, в случае наступления дефолта, как известно, все сгорает. И дело тут не в том, что тот, кто когда-то давал эти деньги в долг, их теперь не получит обратно, а в том, что эти долги теряют в цене - и их теперь нельзя продать дороже, чем они стоили когда их покупали. И дефолт это последнее, что может позволить себе современное государство, потому что, если ему нельзя дать в долг, оно никому неинтересно. Тогда «спасти» (то есть, в данном контексте, сделать страну хоть сколько-то интересной международным игрокам) может только нефть или что-то вроде этого, как произошло с Россией после кризиса 1998 года. Дефолт, но не угрозу дефолта.

 

Вот здесь и начинается самое интересное. Казалось бы, почему государствам так важен постоянный интерес международных игроков всех уровней к себе? Правильно, потому что у них не хватает своих средств, чтобы поддержать определенный уровень жизни, которого от них требует их собственное население, желающее в условиях всеобщей глобализации жить не просто не хуже других, но точно так же, как живут во всех остальных, прежде всего, конечно, в «передовых» странах мира. Современный глобальный капитализм создал общемировой жизненный стандарт и власти всех стран (это касается, прежде всего, так называемых «развитых стран», хотя и остальные тоже пытаются не отставать) вынуждены делать все, чтобы обеспечить данный стандарт своим гражданам, которые, в свою очередь тоже не готовы жертвовать этим стандартом, ради чего-нибудь другого.

 

Но есть и еще одна группа государств, которые, в силу разных обстоятельств, могут обойтись без долгов. К ним относятся, прежде всего, страны БРИК, которые с одной стороны обладают, вроде бы, собственными достаточными ресурсами, а с другой и население у них пока не такое «капризное». Однако, и эти страны жестко включены в порочный круг всеобщих долговых обязательств, только по-другому. Они вынуждены постоянно давать в долг другим, чтобы было кому покупать их экспортную продукцию, на которой и держится все их относительное благополучие. Китай, конечно, «сборочная фабрика всего мира», но чтобы продукцию этой фабрики можно было продать, у покупателей должны быть деньги. В результате страны-экспортеры вынуждены бесконечно кредитовать импортеров, чтобы те покупали их товары и сырье. Ситуация в современном бизнесе обычная, разница только в том, что когда подобное происходит между частными компаниями поставщик исходит из того, что покупатель с ним в итоге по кредитам расплатится, здесь же, покупая чужие долги, на это даже не надеются.

 

Выстроена, хоть и глубоко спекулятивная и с точки зрения здравого смысла, казалось бы, абсурдная, но, по сути, достаточно логичная система, при которой одни вынуждены постоянно занимать, а другие давать в долг. Однако, есть несколько факторов, которые этой системе постоянно угрожают. Во-первых, долговая нагрузка на страны-заемщики постоянно растет, им требуется все больше денег, чтобы просто обслуживать свои долги. Это, касается, прежде всего, конечно, США, но и в Греции и Ко ситуация та же, просто масштаб меньше. Соответственно, страны-кредиторы вынуждены все больше и больше давать в долг, чтобы не потерять покупателей своей продукции, а их возможности тоже не безграничны, да и своих потребностей у них хватает. Кстати сказать, необходимость все время кредитовать других, заметно мешает этим странам вкладывать серьезные деньги в собственное развитие, и они вынуждены ограничиваться весьма скромными ролями в мировом разделении труда. Кто-то становится мировым сборщиком, а кто-то поставщиком сырья. И говорить о какой-то модернизации или выходе на новый технологический уровень им в этих условиях просто не приходится.

 

Кроме того, эта система неизбежно приводит и к серьезным спекулятивным рискам. Поскольку долговые обязательства давно превратились в огромный рынок, то его участники заинтересованы в постоянном росте его объема, так как главная их цель, естественно, дороже продать долги, чем они их купили, необходим, как и на любом другом рынке, постоянный рост цен. Но стабильно и постоянно обслуживаемые долги дорожать не будут, или будут это делать слишком медленно, а вот угроза дефолта сразу все меняет. Во-первых, для самого потенциального банкрота резко вырастает цена заимствований, а во-вторых и его старые обязательства превращаются в горячий товар, который, в случае реального дефолта не будет стоить ничего, но зато, если его удастся как-то избежать (как чаще всего и бывает) резко вырастет в цене. Не говоря уже о бесконечных возможностях для краткосрочных спекуляций, в условиях всеми обсуждаемого дефолта, который, то ли случится, то ли нет.

 

Угроза дефолта является замечательным способом подогреть рынок. Именно поэтому, как раз в тот момент, когда вроде бы первая волна кризиса-2008 схлынула и все немного успокоились, тут же началась раскрутка истерии вокруг неплатежеспособности самых слабых стран Еврозоны, а позже и возможного дефолта в США.

 

По большому счету все это не более, чем продуманная игра в самообман. Загадка современной мировой экономики состоит, в том, что она не может рушиться по частям, она может грохнуть только вся сразу.Это какая-нибудь Греция, в силу своих скромных размеров, еще может позволить себе суверенный крах, в виде выхода из еврозоны, за который ей потом все равно, чтобы вернутся в игру, придется жестко расплачиваться государственной и частью частной собственности (и она все равно отдаст больше, чем должна). А вот для США этот путь закрыт. Их дефолт станет уже крахом всей системы и поэтому он может случиться только тогда, когда это станет совсем неизбежным, либо , когда достаточное количество влиятельных игроков сочтет такой всеобщий крах более выгодным для себя, нежели сохранение существующего статус-кво. Возможно, что вскоре нечто подобное может и произойти, ведь недаром вот уже несколько лет во всем мире активно раскручивается «проблема 2012». В конце концов, почему бы и пророчествам майя не поработать на мировую конъюнктуру?

 

Что же касается перспектив России, то они, при нынешнем положении дел, очевидны. С одной стороны, понятно, что до президентских выборов в марте 2012 ситуацию, скорее всего, удастся удержать, а с другой не менее очевидно, что мы полностью зависим от общемировой ситуации и не имеем никакой возможности на нее повлиять. Случись что серьезное в мире, и нам не поможет уже никакой стабфонд, тем более, что он почти весь хранится в американских долговых обязательствах. А пока все как обычно, нефть дешевеет — рубль падает, и наоборот.

 

Единственный для любой страны способ обезопасить себя от глобальных игр, это перестать в них играть, выйти из системы и существовать по своим правилам, однако, это требует таких усилий и жертв, которым не готовы ни власти ни населения большинства современных стран. В результате, все завороженно смотрят за тем как шарик летает по кругу вертящейся рулетки, в тревожном ожидании того момента, когда крупье остановит игру.

Задать вопрос автору на конфереции "Номо Яппи"

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top