Джумла
Автор  Илья Хаськович окт 04, 2011

Слишком много любви

cupidoВсемирная организация здравоохранения объявила любовь психическим заболеванием и поступила, надо сказать, совершенно логично. То, что называют сейчас этим словом действительно болезнь, хотя скорее социальная, чем душевная.

 

 

То, что стало основой диагноза ВОЗ изобретено не так уж давно, в эпоху Возрождения. Именно тогда стало выходить на первый план понимание любви как желания обладать другим человеком, вызывающего бурю самых разных эмоций и переживаний, которые медики и сочли теперь симптомами болезни.

Правда и с тех пор утекло множество скупых мужских и горючих девичьих слез и в последние десятилетия ситуация стала совсем запутанной, а случившаяся во второй половине ХХ века «сексуальная революция» сделала проблему неразрешимой никакими другими средствами, кроме медицинских. После всего что сделали с этим понятием за последние несколько десятилетий, единственное для любви определение это - патология. Теперь совершенно непонятно что считать любовью, а что нет. До этого существовало разграничение, исходя из которого отношения между мужчиной и женщиной считались любовью, которая, в свою очередь считалась нормой и относилась к разряду здоровых как физиологических, так и психических проявлений. Тогда как все остальные формы секуального влечения — гомосексуализм, садо-мазохизм, зоофилия и т. д. и т. п. считались как раз патологиями и рассматривались как требующие лечения (иногда даже принудительного) аномальные болезненные зависимости,наряду, например, с наркоманией и алкоголизмом. Классическим примером такого подходя может считаться советское уголовное законодательство, которое отправляло в тюрьму и за гомосексуализм и за наркоманию, а алкоголиков отправляло на принудительное лечение в ЛТП.

 

Однако все изменения произошедшие в сфере осознания любви сделали такой подход совершенно невозможным. Сейчас, во всяком случае в рамках официального дискурса, любовью можно считать любые сексуальный отношения между людьми (и уже не только людьми) независимо от пола и даже возраста. Главное взаимное согласие на происходящее, иначе все уже трактуется как насилие, опять вне зависимости от того кем и по отношению к кому оно совершено. Просто, поскольку процесс все-таки еще в развитии и в некоторых случаях имеется еще ряд привходящих факторов, некоторые виды любви (например, педофилия) считаются запретными. Но при этом, в современном понимании даже любовь педофила к объекту своего желания это тоже любовь, только морально-юридически неправильная.

 

Однако тот факт, что все бывшие патологии уравняли в правах с отношениями между мужчиной и женщиной не привел к тому, что все виды любви стали считаться нормой. Наоборот, как мы видим на примере заключения ВОЗ, все что принято называть этим словом в наше время сдвинулось в область патологии. «Нормальной» (можно даже сказать «нормативной») любви больше не существует, она вся теперь относится к области патологий. Проявления любви теперь делятся даже не на обычные и необычные, и уже тем более на естественные и неестественные, а на дозволенные и запрещенные законодательством, подобно всем другим зависимостям, к ряду которых их и причислил ВОЗ. Точно так же как курение табака является разрешенным видом наркотической зависимости, курение марихуаны где-то разрешено, а где-то нет, подобно гомосексуальным бракам, а распространение героина преследуется законом.

 

И здесь с ВОЗ не поспоришь. Во многих случаях отношения между мужчиной и женщиной в наше время столь же патологичны как и всё остальные проявления современного эроса и, во многом, это связано именно с тем, что у нас не осталось никаких других критериев определения нормальности, кроме медицинских, а по ним все что подвергает организм дополнительным испытаниям является заболеванием. Характерно, что при этом отсутствие любви, трактуемое в наше время как сексуальное воздержание тоже признается врачами вредным для здоровья. Остается, вроде бы с медицинской точки зрения, всего один выход — секс без отношений, но ведь и неразборчивость в сексуальных связях тоже приводит к целому ряду заболеваний.

 

Итог один — патология неизбежна ни при каких раскладах и поскольку любовь приводит к заболеванию человека, он в состоянии влюбленности хотя бы частично теряет способность отвечать за свои поступки. В определении ВОЗ один симптомов так сформулирован как «необдуманные, импульсивные поступки». Соответственно, любовь, как и любая потенциально опасная зависимость требует юридического регулирования, чтобы каждый влюбленный, а не только опасный маньяк-педофил или еще кто вроде того, четко осознавал свои права и юридические последствия к которым может привести его патология.

 

Поэтому не стоит удивляться, если вслед за ювенальной юстицией нам придется иметь дело с эротической. Ведь если любовь родителей к своим детям уже в большинстве «развитых» стран признана, как минимум потенциально, патологичной (как впрочем и отсутствие у них таковой тоже, что забавно), то тем более чреватой всякого рода опасностями может считаться любовь между двумя людьми. И здесь вся романтическая мифология любви, созданная мировым искусством за сотни лет станет прекрасной основой не только для медицинского диагноза, но и для юридического вердикта. Тогда «Кодекс любви» превратится из изящной забавы средневекового рыцарства в суровую судебную реальность наших дней.

Задать вопрос автору на конфереции "Номо Яппи"

То, что стало основой диагноза ВОЗ изобретено не так уж давно, в эпоху Возрождения. Именно тогда стало выходить на первый план понимание любви как желания обладать другим человеком, вызывающего бурю самых разных эмоций и переживаний, которые медики и сочли теперь симптомами болезни.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top