Джумла
Автор  Александр Елисеев апр 23, 2013

Преданная перестройка

Преданная перестройка.

perestroika23 апреля 1985 года в СССР началась перестройка. Левые обычно проклинают его, считая, что тогда был дан старт развалу страны. Но и либералы также не очень-то любят вспоминать про первые годы перестройки. Они отлично знают, что начиналась она под чуждыми им знаменами.


23 апреля 1985 года открылся пленум ЦК КПСС, давший начало перестройки. Левые обычно проклинают его, считая, что тогда был дан старт развалу СССР. Но и либералы также не очень-то любят вспоминать про первые годы перестройки. Они-то отлично знают, что начиналась она под совершенно чуждыми им знаменами. Основными лозунгами перестройки были – «Больше социализма!» и «Вся власть Советам!». И главным содержанием перестроечного процесса, на определенном этапе, стала активизация общественных движений и трудовых коллективов. Это сегодня общественные движения находятся на периферии политической жизни, будучи практически исключены из неё. Показательно, что их даже лишили права выдвигать своих кандидатов в Госдуму. Впрочем, также показательно и то, что нынешнее «белоленточное» движение не требует исправить этого, беспокоясь лишь о расширении парламента за счет новых (своих) партий.

Различные общественные инициативы (не только, и даже не столько политические) и независимые СМИ действовали вокруг и при поддержке Советов, которым дали реальные полномочия. Вот весьма любопытные наблюдения-воспоминания политолога Г. О. Павловского: «Многочисленные мелкие издания… тысячами регистрировались при Советах… Более десятка тысяч мелких изданий, объединяемых общим понятием «неформальная пресса», возникли как издания горсоветов, райсоветов, облсоветов...С ликвидацией Советов медиамонополисты бывших советских «центральных СМИ» растоптали и убрали с поля мелюзгу гражданской прессы. Специального разбора требует и т.н. третий сектор — сектор некоммерческих организаций… В период 1985–88-го новая политика и политические кадры росли в рамках некоммерческих организаций. Борьба за право создавать клубы и действовать в качестве юридического лица была в центре политической повестки. Возникла неизмеримой мощности среда социальных сетей, которая не была полностью поглощена даже с возникновением партийной активности. В этот же «второй советский» период сложились и довольно сильные «интеллектуальные центры», отделившиеся от застылой академической системы. Они также регистрировались при Советах, потенциально представляя собой интеллектуальную сеть второго советского эксперимента».

Тут надо бы еще вспомнить о зарождающемся рабочем самоуправлении. В перестройку на предприятиях возникали еще одни Советы – трудовых коллективов, которым дали огромны полномочия в области кадровой и хозяйственной политики. При этом, центральные и партийные органы не озаботились тем, чтобы согласовать деятельность предприятий, отраслей, плановых структур и т. д. В результате, СТК стали повышать цены на свою продукцию, что способствовало углублению экономического кризиса. Так была дискредитирована великолепная идея производственной демократии. Примерно также была дискредитирована идея кооперативов – госструктуры сделали всё для того, чтобы выгодным стало организовывать торгово-посреднические (а не производственные) кооперативы, сбывающие продукцию. Производственная демократия и народный социализм были дискредитированы коррумпированным чиновничеством, которое дезорганизовало управление и было готово к сдаче социализма.

Но хуже всего – советская революция оказалась перехвачена прозападными либералами. Они воспользовались слабой организованностью масс, которые только-только вышли из-под плотной опеки со стороны партийно-государственного аппарата. Сам аппарат поспешил эту опеку снять, сбрасывая с себя груз опостылевшей ему социальной ответственности. Более того, он, по сути, смыкался с либеральной «оппозицией», пытаясь реализовать всю ту же рыночную, капиталистическую программу. Историк А. В. Шубин, активно участвующий в общественном движении перестроечной поры, пишет: «Сохранение советской демократии позволяло приблизить граждан к распоряжению собственностью, создать предпоссылки для самоуправления на производстве и по месту жительства. Реализация этой мечты XX века открывала возможности для развития постиндустриального сектора экономики, построенного по сетевому, а не по пирамидальному принципу. Популярность идей самоуправления в 1989 г. создавала предпоссылки для такого исхода, но стереотипы бюрократии и статусной интеллигенции давали больше шансов другому пути – концентрации власти и собственности в руках узкого круга чиновников и собственников, тесно связанных между собой. Олигархический капитализм мог проложить себе дорогу и под красным, и под трехцветным флагом. Недаром в 1990 г. Горбачев санкционировал отмену полномочий СТК, отказавшись от важнейшей идеи реформы 1987 г. Недаром уже в 1990 г. началась теневая приватизация в Москве».

Либералы использовали Советы как трамплин для вхождения во власть. Потом, когда уже рухнет СССР и придёт пора капитализации, они резко обрушатся на саму идею советовластия, которое еще хоть как-то сохранялось в ельцинской РФ до осени 1993 года. Апогеем стал разгон и расстрел Верховного Совета. После этого место Советов окончательно заняла партийно-парламентская система западного типа.

Именно за её оптимизацию и ратует сегодня «болотная оппозиция», мечтающая получить сотенку, а то и больше, депутатских мандатов. Правда, ее «протест» затухает, люди не очень спешат идти под знамена парламентаризма и разнообразного либерализма – хоть классического, хоть «социального», хоть «националистического». И это побуждает некоторых оппозиционеров плакаться по поводу того, что народ, дескать, находится в состоянии апатии. Не желает он, видите ли, «подниматься». На самом деле, никакой апатии нет. События декабря 2011 года, когда на улицы вышли десятки тысяч, показали это в полной мере. Я отнюдь не сочувствую тем лозунгам, которые навязали участникам протеста «болотные либералы». Но факт есть факт - люди готовы «подняться». Другое дело, что многие плюнули на «болотные» шествия, увидев, кто их возглавляет. И совершенно правильно сделали, 1991 год многому научил - не научил он только «националистических» и «левых» лидеров, которые плетутся в хвосте у либеральных предводителей «болотки». И при этом, они еще чего-то вздыхают по поводу «апатии народа», которому просто-напросто не нужны.

А почему бы не подумать о том, что народ поднимется тогда, когда его призовут выступить за Советы? За прямую демократию – политическую и экономическую (производственную). За народный социализм, основанный на главенстве коллективной собственности, принадлежащей трудовым коллективам. За те идеи, которые были рождены перестройкой, но которые были преданы либералами и номенклатурщиками.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top