Джумла
Автор  Александр Елисеев окт 21, 2011

Каддафи как прецедент

caddafiИдеи полковника Каддафи, несмотря на гибель Джамахирии, будут изучаться еще долго. Тем более, что они вписываются в современный революционный протест на Западе, в основе которого лежит как раз требование реальной, прямой демократии.

В том, что ливийская Джамахирия сокрушена, а ее лидер – убит, нет ничего удивительного. Удивительно, что ливийский «режим» продержался столь долгое время. По сути, Каддафи достиг невозможного – он показал, что грандиозной западной военной машине можно весьма успешно сопротивляться. До сих пор Запад практически играючи ломал неугодные ему режимы – Милошевича, Хуссейна, Мубарака и т. д. Причем, что характерно, сами эти режимы никакой угрозы ему не несли. Не было уже CССР, поддерживающего страны социалистической ориентации, то есть, по сути, не было уже никакой реальной «антиимпериалистической» борьбы. Была, в лучшем случае, риторика, которая только выпускала пар в разные брутальные словеса. Все «страшные-ужасные» диктаторы готовы были с Западом договариваться, идти на бесконечные уступки и никак уже не думали о какой-то борьбе. Но самому Западу было на это плевать. Он боролся не с реальной угрозой, но имитировал ее. Нужно же было убеждать американцев и европейцев, что они помогают бороться за демократию – и против тирании, которая всегда всем угрожает. И, кстати, как раз «покладистые» режимы были наиболее удобными объектами подобной имитации. Они признали лидерство Америки, побежали ей навстречу и, тем самым, проявили слабину. Ну, а слабого «мочить» легко и приятно. То ли дело – «режимы» огрызающиеся, такие, как Куба, Иран или КНДР. От этих никогда не знаешь, чего ожидать. Такие могут и врезать. Вот почему, между прочим, их и не трогают – конечно, до поры до времени. (Есть еще «режимы» полезные – такие, как КНР, выступающая в амплуа «всемирного сборочного цеха».)

Каддафи тоже проявил покладистость и демонстративно помирился с Западом, простив тому бомбардировки Триполи и много чего еще. В свою очередь, Запад простил Каддафи за терроризм. И вроде бы наступила тишь-гладь, но тут подоспело время великого «глобального политического пробуждения». При Обаме Штаты взяли на вооружение план Бжезинского, который предложил поддержать исламистов, повернув их революционную энергию в нужное русло. Для чего? А для того, чтобы отвести угрозу радикального исламизма от себя, и создать возможность для давления на ЕС. Да, и, вообще, такой «таран» никогда не помешает.

И вот, Запад принялся крушить «диктаторские» режимы в Тунисе и Египте, которые ему совсем не угрожали и даже всячески сотрудничали. Как и ожидалось, режимы эти оказались гнилыми и рухнули весьма быстро. Поэтому и с Ливией не ожидали никаких особых проблем. Тем более, что был весьма благоприятный фактор - разделение страны на множество племен.

Но, как говаривал незабвенный Глеб Жеглов, «промашка в этот раз граждане у вас случилась страшная». Быстро свергнуть Каддафи не получилось. Он организовал сопротивление и почти уже расколошматил вооруженную оппозицию. Пришлось организовать интервенцию, что уже не есть комильфо. Одно дело напасть на Хуссейна, который якобы хранил ОМП и поддерживал «международный терроризм». И несколько другое – вмешиваться во внутриполитическую борьбу. Всё-таки имидж у обамовского руководства иной, чем у бушевского. Поэтому, кстати, Штаты и не стали настаивать на своем лидерстве, позволив выдвинуться на первый план Франции и Англии.

Полковник не спасовал и перед интервентами, сумев продержаться несколько месяцев, чем немало изумил весь мир. Стало очевидным, что сильномогучий Запад можно бить и без помощи СССР. А это уже, как ни крути, но прецедент. Более того, после своей смерти Каддафи приобрел ореол героя-мученика, то есть у возможного антизападного Сопротивления появилось еще и знамя.

И еще одно – теперь во всем мире проснется интерес к идеям Джамахирии, которая основывалась на прямой демократии. Каддафи, в свое время, попытался создать государство, состоящее из самоуправляемых мини-государств, которые обходятся без партийных политиканов. Отсюда и народные конгрессы, и уличные комитеты, и вооружение народа. К слову, Джамахирия и продержалась так долго потому, что пыталась опереться на вооруженный народ. (В этом ее разительное отличие от режима Хуссейна, который доверял только продажным генералам.) Могут возразить, что Полковник так и не создал того, чего хотел, а возникла бюрократическая конструкция. Что ж, во многом это верно. Но ведь и советские коммунисты не создали, чего хотели, однако, их опыт изучают до сих пор. Тоже будет и с идеями Каддафи. Тем более, что они вписываются в современный революционный протест, в основе которого лежит как раз требование реальной, прямой демократии.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top