Джумла
Автор  Дмитрий Данилов нояб 09, 2011

Иваново детство

drugrosПока  все обсуждают, насколько перейдена грань властями в прецеденте с Ваней Аксеновым, в воздухе повис один вопрос о том, что полиция явно использовала против активистов несистемной оппозиции методы «ювенальной юстиции», не понимая ее скрытую мощь.

Если бы Бисмарк жил в наше время, то свое великое завещание о России он, наверное, составил бы так: «Никогда ничего не замышляйте против России: на всю вашу глобализацию и ювенальную юстицию она ответит вам своим вполне предсказуемым маразмом».

 

1 ноября в районе Триумфальной площади, где проходила несанкционированная акция «Другой России», полиция задержала 16-летнюю Викторию Кузнецову вместе с 6-летним Иваном - сыном активиста «Другой России» Сергея Аксенова, который оставил своего сына с Кузнецовой, пока сам участвовал в несанкционированном митинге. Девушка и сын активиста участия в нем не принимали. Увидев молодую девушку с шестилетним ребенком, которая активно фотографировала акцию, ей заинтересовался сотрудник отдела по борьбе с экстремизмом Алексей Окопный, который и отдал приказ задержать пару.

 

Кузнецову и Ваню Аксенова отвезли в ОВД «Тверское», где полицейские, вместо того, чтобы принять меры по нахождению родителей мальчика, допросили шестилетнего Ваню, составив на него самый настоящий протокол. В конце концов, ребенка забрала его мать - Анастасия Пустарнакова – под расписку, что претензий к сотрудникам ОМВД по Тверскому району Москвы она не имеет. Мать Вани отказалась подписывать протокол дознания дошкольника, но взяла его копию с собой.

 

Теперь Пустарнакова решила привлечь к ответственности полицейских, задержавших и допрашивавших ребенка вопреки закону, в отсутствии его законных представителей - его родителей. Она подала жалобу прокурору Тверской межрайонной прокуратуры ЦАО.

 

Как подчеркивает в своем обращении мать Вани, закон «О полиции» и «Инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел» разрешают доставлять детей в полицию только в неотложных случаях, когда речь идет о беспризорных, оставшихся без попечения родителей, заблудившихся или подкинутых, самовольно оставивших семью и не имеющих места жительства и средств к существованию детях. Маленького Ваню сопровождала 16-летняя девушка, он был одет в опрятную одежду и его нельзя было принять за беспризорника, настаивает мать ребенка.

 

«Когда Ивана с Викторией завели в комнату для разбора с несовершеннолетними, инспектор ОДН Понарина стала задавать вопросы Ивану, а Виктория сказала, что инспектор не имеет права допрашивать его без родителей, и он может не отвечать на ее вопросы. После этого Викторию удалили из комнаты, и Иван остался там один», – говорится в обращении матери ребенка.

 

При этом правозащитники отмечают, что инспектор расспрашивала ребенка не о том, где находятся родители, а о нюансах политической активности его папы и мамы. Согласно протоколу, 6-летний Иван начал свою речь так: «По существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее...». А в графе «образование» указано - «д/с (детский сад), 9-я группа».

«Мой папа вместе с этими людьми кричал, они говорили и выбрасывали белые бумажки, на которых было что-то написано, «про правду», а что именно - я не знаю. Каждый вторник каждого месяца мы с папой ходим на такие мероприятия, где много людей, больше 50 человек, громко кричат, и мой папа вместе с ними, они держат в руках длинные повязки из ткани», - говорится в протоколе опроса ребенка.

В свою очередь, в пресс-службе Главного управления МВД РФ по Москве сообщили, что В.Кузнецова и ребенок были увезены с Триумфальной площади в целях безопасности.

 

«Подошедшим сотрудникам полиции несовершеннолетняя девушка свои данные и данные ребенка не сообщила, пояснив только, что это не ее ребенок, и не сообщила данные о его родителях. С учетом того, что рядом проходила несанкционированная акция, единственным возможным вариантом действий сотрудников было увести детей из потенциально опасного места и в кратчайшие сроки передать их родителям или законным представителям в целях их же безопасности. Поэтому, в соответствии с законом, несовершеннолетние были доставлены в отдел полиции», - отметили в пресс-службе.

 

«По приезду матери несовершеннолетнего ребенка, гражданки Пустарнаковой, вся беседа с ребенком была изложена ей в устной форме», - подчеркнули в ГУВД.

 

Пока прокуратура Москвы проверяет правомерность действий сотрудников полиции, правозащитная, да и просто общественность на все лады уже смакует этот безумный казус как яркое подтверждение того тезиса, что в России не просто полицейское, а ультра-полицейское государство. Cбывается древний ужас советских детей, когда их по каждому поводу пугали милиционерами. Это не просто сюрра, это просто Кафка какой-то: полицейские хватают шестилетних детей, допрашивают и составляют на них протоколы! Каково бы не было отношение к их родителям – это уже за границами добра и зла. Зачем понадобилось допрашивать ребенка – этот вопрос остался без ответа.

 

Безусловно, доля прямого политического прессинга с использованием маленьких несовершеннолетних детей здесь на несистемную оппозицию есть. Как бы не увиливали полицейские, но они лгут – по тексту протокола допроса Вани видно, что некоторые его части не могли быть составлены из слов ребенка - и для этого даже не нужно быть психологом. Например, шестилетний ребенок никак и ни при каких причинах не мог сказать «Каждый вторник каждого месяца мы с папой ходим…» - хотя бы потому, что в сознании шестилетних детей еще нет четкого понятия календарного времени – оно абстрактно. Ребенок не мыслит свою жизнь во времени днями недели и месяцами.

 

Как бы не относиться к деятельности «Другой России», получается, что с детьми в РФ оставлять 16-летних знакомых людей нельзя? Или можно только «благонадежным» гражданам? Кстати, сама Виктория Кузнецова состояла на учете в ОНД, как без вести пропавшая (скорее всего – убежала из дому), но ее родители отказались ее забирать и девушку отправили по закону в детскую больницу. Здесь формальности все соблюдены, но… Зачем потребовалось ее изолировать от ребенка в здании ОВД, тем более в тот момент, когда девушка вспомнила о его правах?

 

Пока же все обсуждают, насколько перейдена грань властями в прецеденте с Ваней Аксеновым, в воздухе повис один, несколько оставшийся в стороне вопрос. А именно – полиция явно использовала против активистов несистемной оппозиции методы «ювенальной юстиции», не понимая ее скрытую мощь. Думая, что «бумага все стерпит», сотрудники ОВД сами споткнулись об острые углы «ювеналки», потому что этого зверя приручить нельзя. Раньше проблема найденных «органами» оставленных без присмотра детей ассоциировались и у взрослых и у детей с «добрыми дяденьками милиционерами», которые просто возвращают детей родителям – без правовых последствий для каждой из сторон. Как только появилось измерение постиндустриального правового поля с его неизбежными абберациями и «властью закона», инструкции и подзаконные акты заслонили собственно человека, стали не просто Вещью в Себе, а саморазвивающимся «эгрегором». Ювенальная юстиция здесь – всего лишь один из очевидных примеров.

 

Ведь и Сергея Аксенова и сотрудников полиции с позиции ювенальной юстиции можно обвинить фактически в одном и том же: один бросил ребенка с другим несовершеннолетним ребенком, а другие грубо нарушили права ребенка, допросив его в отсутствии законного представителя и явно «накрутили» нужный им протокол. Формально против одной стороны отныне могут завести дело о лишении родительских прав, другую привлекут к взысканиям. А ребенок рискует остаться один – но уже по-настоящему.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top