Джумла
Автор  Алексей Лукин июнь 11, 2014

День России, или «белые в городе»

В 1990-1991 годах верх одержали именно белые. Точнее сказать, «исторические» белые вели бы себя в то время точно также. Да и в своё время они установили бы точно такой же «режим», лишённый хоть какой-то идейной и духовной основы, как и сейчас. «Исторические» белые были потрясающе антиидеологичны, за ними не стояло никакого Проекта.

По одному из российских каналов, по-моему, «Звезде» (но это и не важно) на праздники будут крутить «Вечный зов» - длинный, и очень идейный, советский сериал. Вот уж, действительно, История богата на иронию. Празднуем-то мы, по сути дела, подписание Декларации о суверенитете РСФСР (1990 год), которое было важнейшим шагом на пути развала СССР. И крутить в эти дни советские суперблокбастеры, это знаете ли, очень «весело». Было бы, наверное, как-то логичнее прокрутить уже антисоветский сериал «Адмиралъ», посвященный А. В. Колчаку.

Действительно, в 1990-1991 годах верх одержали именно белые. Точнее сказать, «исторические» белые вели бы себя в то время точно также. Да и в своё время они установили бы точно такой же «режим», лишённый хоть какой-то идейной и духовной основы, как и сейчас (не считать же таковой борьбу с гей-культурой и курением). «Исторические» белые были потрясающе антиидеологичны, за ними не стояло никакого Проекта. Некоторые исследователи пытались найти в Белом Движении какие-то начатки «фашизма», но их там просто нет. Итальянский фашизм (германский нацизм это уже особая песня - «Нибелунгов») был основан на этатизме, корпоративизме и партийности. У белых же присутствовл только этатизм, причём лишённый хоть каких-то намёков на проектность и самобытность. Чётко выражена была лишь идея «единой и неделимой», но она, в общем, довольно универсальна, и может быть достоянием людей самых разных взглядов (большевики, как известно, совсем не были против государственного единства). Вспоминается белый бронепоезд «Единая Россия», что, понятное дело, сразу же вызывает соответствующие ассоциации. Белые желали бы видеть Россию устойчивым, эффективно управляемым государством, стоящим в одном ряду с другими европейскими странами. Её они, разумеется, видели Европой. Сама белогвардейщина родилась из феврализм, а Февраль был прозападной революцией, в ходе которой элиты всего лишь копировали нечто внешнее, тогда как буржуазные революции Запада создавали нечто новое (как бы к нему не относись). Отсюда, и реактивность, реакционность Белого дела, которое сводилось, в первую очередь, к противостоянию большевикам и к неясным мечтаниям о «сильной» России – конституционной монархии или «толковой республике» (выражение А. Деникина). Впрочем, не все этими мечтаниями и заморачивались. Генерал Н. Юденич так и прямо заявлял в 1919 году: «У русской белой гвардии одна цель — изгнать большевиков из России. Политической программы у гвардии нет. Она и не монархическая, и не республиканская. Как военная организация, она не интересуется вопросами политической партийности. Её единственная программа — долой большевиков!»

А вот красные выдвинули Большой Проект и этим, как ни покажется странным, оказались ближе к самой Европе, вернее сказать, они стали с ней на один уровень могущества. Тамошние «демократические» государства тоже ведь возникли в рамках Большого Проекта. И основа западного капитализма была духовной, вспомним «протестантскую этику капитализма» и т. д. Без подобной основы никакой государственности, равной европейской (шире – западной), возникнуть просто не могло, чего белые не понимали, красные же со своим коммунистическим мессианизмом создали сверхдержаву. Этого не могут понять и нынешние наши элиты, которые не видят ничего кроме «прагматизма» и «эффективности». Причем, замешано это у них на экономическом, коммерческом детерминизме. Собственно, нынешняя евразийская интеграция практически не имеет какого-либо политического содержания, а мощно распиаренный ЕАЭС, по сути, дублирует Таможенный Союз, вовсе не являясь каким-то протогосударственным образованием. «Прагматизм» этот, однако, никак не работает, что отчётливо видно на примере Украины, которую Кремль потерял, приобретя Крым. Кажется очень уместным процитировать по этому поводу А. Пушкова, заметившего в твиттере: «Россия вложила за двадцать лет в экономику Украины 200 млрд., а США 5 млрд. в «развитие демократии». Видимо мы не в то вкладывали. Важный урок». Действительно, США, со всем своим «торгашеством», есть страна идеократическая, и вкладываются они в идею мировой демократии, понимая, что отдача будет колоссальной, причем, во всех смыслах. (Не говоря уж о том, что всё там густо замешано на протестантском фундаментализме.)

Если обобщить, то «белое движение» – это отсутствие Проекта и даже отрицание его. Сама ненависть к красным была, во многом, вызвана непониманием и неприятием их проектности. (В то же время, антикоммунистическая реакция была спровоцирована и левацко-тоталитарными загибами самих большевиков, отошедших от вольных, народно-советских истоков Октября.) При этом, не важно как это выражается, в милитаристском плане (как у тогдашних белых), или в коммерческом (как у нынешних). Кстати, вот еще одна параллель, коррупция и воровство у белых процветали (красные за это просто расстреливали). И многие (хотя, не все) высокопоставленные лица неплохо обогатились. К примеру, процитированный выше генерал Юденич в эмиграции жил на роскошной вилле, пользовался личным автомобилем, владел коллекцией картин и ковров. А народные массы белые исправно прижимали, и это никакая не большевистская пропаганда. Исследователь В. Д. Зимин пишет: «Трудно понять логику решений вождей Белого движения. Большевики ввели 8-часовой рабочий день, а они увеличивают рабочий день до 10 — 12 часов, причем, зарплату понижают до 8 — 14 рублей. В марте 1919 г. А.В. Колчак установил зарплату рабочим от 8 до 16 руб., тогда как в царской России на рубеже Х1Х — ХХ вв. среднемесячная зарплата рабочих составляла 14 руб. Ещё труднее понять белого адмирала, когда он, придя на Урал, приказал вычесть у уральских рабочих зарплату за два месяца, так как её заплатили большевики при уходе с Урала. Белые власти ничего не сделали для обуздания роста цен. С декабря 1918 по март 1919 г. цена на ржаную муку выросла с 27 до 45 рублей, а на пшеничную — с 30 до 60 руб. за пуд. Голодное существование рабочих признавал министр труда колчаковского правительства Шумиловский. Подобное положение порождало массовое недовольство рабочих и их борьбу...». («Белое дело взбунтовавшейся России»)

На прямой линии 17 апреля В. Путин высказался в том духе, что вожди белого движения не мыслили себя Россию без Украины и Крыма (кое-кто сейчас пытается поставить «белогвардейский эксперимент» в Новороссии). Возникает вопрос, уж не апелляция ли это к самим белым, не попытка ли обозначить преемственность именно от них? Как бы то ни было, но единственной геополитической победой РФ стало присоединение Крыма – той земли, на которой «белое дело» потерпело полное и окончательное поражение. И это очень символично. Сегодня на «нашей» улице праздник. «Белые в городе».

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top