Джумла
Автор  Олег Шишлов июнь 03, 2014

Грядущая вседозволенность. Что будет после эпохи запретов?

Маятник резко качнулся в одну, «консервативно-моралистическую» сторону. И почему бы не предложить, что скоро он начнёт двигаться в сторону обратную, либертарианскую?

Практически полный и окончательный запрет курения в общественных местах был встречен с ворчанием, но, в целом, покорно. Чего, собственно, и следовало ожидать. Общество готово к тому, чтобы жить в условиях постоянного и жёсткого регулирования. Многие считают его неизбежной платой за нынешнюю стабильность, выражая готовность «потерпеть». К слову, это «тотальное» регулирование характерно не только для «путинской» РФ, но и для просвещённой, свободной Европы. Вспомним, что та же самая борьба с курением началась именно в европах. И тамошнее общество тоже оказалось вполне готово к запретам и ограничениям. Хотя они не везде сработали. Так, во Франции количество курильщиков сначала уменьшилось, а потом резко возросло. И всё осталось на прежнем уровне.

Но дело тут, конечно, не в только в курении. Регламентации, так или иначе, подвергаются и другие сферы жизни. Та же самая легализация однополых браков является как раз попыткой регламентировать прежде запрещенные отношения. А вот за пользование услугами проституток в той же самой Франции недавно был объявлении строжайший запрет. Чем не торжество морализма, пусть и в непривычной, для нас форме? А что же до нас, то мы по уровню запртетительства, безусловно, вне всякой конкуренции. Ну, да у нас частенько так, что стоит только начать какую-нибудь борьбу, то крайностям числа не будет.

Кстати, о крайностях. Как известно, из одной из них легко можно впасть в другую, так скажем, противоположную. Советский морализм очень быстро обернулся самой настоящей аморальной революцией 1990-х годов, когда миллионы людей с готовностью и воистину «советским» энтузиазмом отбросили многие, порой совершенно элементарные и «неоспоримые» нормы. Потом общество как-то вошло в норму, но не остановилось, а двинулось дальше по пути «реморализации». Причем, особую пикантность этому процессу придавало (и придаёт) то, что происходит он фоне все того же самого рыночно-торгашеского настроя, который даже не смогли прикрыть какой-то внятной идеологией. (Не говоря уже о чём-то вроде «протестантской этики капитализма»). В этом очень сильное отличие от советского строя, где морализм всё-таки имел идеологический фундамент, благодаря которому тогдашний строй и продержался несколько десятков лет, далеко не худших в отечественной истории.

Итак, маятник резко качнулся в одну, «консервативно-моралистическую» сторону. И почему бы не предложить, что скоро он начнёт двигаться в сторону обратную, либертарианскую? Кажется, что нынешние порядки утвердились на века, но это только, кажется. Трясёт сейчас весь мир, особенно, периферию глобального капитализма. И если здесь начнутся перемены, то они могут обернуться попыткой превратить всё в свою противоположность. Вместо централизации – раскол, вместо запретительства – вседозволенность, вместо морализма – аморализм. Нет, общество может и задержать движение маятника, остановив его там, где нужно. И к слову, чем быстрее оно сорганизуется и выработает реальную (а не «болотно-либеральную») альтернативу всему происходящему ныне, то тем легче ему это будет сделать. Но маятник может бодро качнутся обратно, и вот тогда мало не покажется. Слишком уж сильно нажали на человека, теперь он может слишком сильно разжаться.

Проблема наша не в «режиме» даже, а в неспособности самоорганизовываться, надеясь не на себя, не на объединение с людьми, «социально близкими», а на некие внешние факторы – государство, Запад или «абсолютную свободу». Саму ведь свободу у нас видят так. Государство возглавили другие люди, и оно даровало всем свободу, уйдя откуда только можно (и нельзя). То есть, видят по-этатистки, в конечном итоге, не понимая того, что освободившееся пространство должны заполнить объединения, ассоциации, общины (комьюнити). Иначе там будут бродить атомизированные единицы, пытающиеся максимально высвободить всё то, что им запрещали, но при этом не уничтожили, а просто-напросто загнали вглубь.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top