Джумла
Курсы валют
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000-0.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000-0.000
Автор  Александр Елисеев июнь 05, 2014

Освобождение Труда и киберреволюция

Настоящая киберреволюция возможна только в случае победы социалистической революции производителей. В условиях капитализма автоматизация не может получить должного распространения, так как корпорации притормаживают научно-технический прогресс. Автоматизация по-капиталистически не станет тотальной, но может вызвать появление еще большего количества безработных готовых на все ради куска хлеба.

Интересно было прочитать в ЖЖ известного патриота-державника В. Скурлатова такое вот: «Умышленное блокирование переназревшей модернизации РФ — это государственное преступление. Со свистом на наших глазах обогнал нас по всем параметрам Коммунистический Китай, успешно модернизируются некогда занюханные Индия и Бразилия. Для модернизационного рывка необходима мобилизация производительных сил народа, что предполагает изживание праздности как матери всех пороков и расслаблений. Мы, русские, настолько отстали от передовых стран, что должны напрячься, чтобы настичь. Только напряженный труд делает свободным народ, как напряженная тренировка делает из спортсмена чемпиона. Следовательно, надо свести к минимуму праздные дни, надо трудиться 6 дней в неделю, надо отказаться от лишних праздников и оставить лишь 1 января (Новый Год), 1 мая (День Труда) и 1 сентября (День Знания). И трудиться надо не 8 часов в день, а 11. И отпуска сократить до двух недель. И повысить до 70 лет возраст выхода на пенсию как для мужчин, так и для женщин. Смотрю календарь празднеств и выходных дней в предстоящем 2015 году — снова вредительские двухнедельные зимние «каникулы», снова всевозможные излишние праздничные дни, особенно в мае, не говоря о субботах и т.д. Как видим, запланирована вредоносная расслабуха, никакого просвета не видно. Так народы уходят из истории».

Подобная «мобилизационная программа» была с восторгом перепечатана в блогах некоторых охранителей. И сие весьма характерно – для подавляющего большинства «державников», причем как «охранительных», так и «антипутинских», здесь они едины. «Праваки» (почему бы и не использовать этот термин наряду с «леваками»?) всегда в своём «мобилизационном» репертуаре – «штурм и натиск», «всё - для, ничего - против», «сожмёмся теснее, кулак сильнее» и т. д.

Надо сказать, что здесь налицо количественный подход, против которого вроде выступают многие романтические правые, ссылающиеся на классиков традиционализма (Р. Генон и др.), вскрывавших деградационную суть «царства количества». Между тем, само реакционное мышление, основано именно на количестве, что вполне вписывается в логику «современного мира». Для «правого», «националиста», авторитариста, реакционера, консерватора - очень важен именно количественный аспект. Чем больше рабочих часов – тем эффективнее. Чем больше танков – тем круче. Чем больше населения – тем «народней». Чем больше территорий – тем державней. И так далее, и тому подобное. Кстати, реакционеры часто сходятся со своими вроде бы «антиподами» - либералами. В частности, по вопросу о народе. И реакционеры, и либералы считают народ аморфной массой, которая не способна управлять собой сама. Необходимы некоторые избранные, которые и должны рулить «толпой». Только либералы считают, что это дело партийных политиканов-посредников, а реакционеры – бюрократов (прежде всего, силовиков) или даже (в будущем) аристократов, технократов, меритократов и прочих «кратов». Для народа же, как такового, как субъекта непосредственной власти, они оставляют нишу «местного самоуправления».

На этом фоне намного лучше выглядят левые, которые действительно верят в народ и, так или иначе, стоят на позициях прямой демократии с её референдумами и местными сходами (вплоть до анархизма). Тем самым они намного более националистичны, патриотичны и почвенны, чем «правые», «националисты». Хотя, в то же самое время, для них характерен уклон уже в эгалитаризм, выражающийся в неприятии власти глав государства (что часто выражается в совершенно либеральном требовании парламентской республики). На самом деле, прямая демократия великолепно сочетается с президентской властью, при условии того, что она является по-настоящему ответственной – перед народом, организованным в разнообразные общины-комьюнити.

Вернёмся, однако, к нашей теме труда. Как представляется, дело не в его количестве, но в качестве. А качество это обеспечивают новые технологии, которые неизбежно несут дальнейшую автоматизацию. Она же позволяет человеку сократить количество обязательного труда до минимума, получив больше времени для собственного досуга. И тут очень важно понять, что досугом является не только развлечение, но и творчески-интеллектуальная деятельность. Хотя правильнее сказать, что и она может, да и должна выступать в качестве развлечения, но только уже более высокого порядка. (Любопытно, что К. Маркс писал об «игре», как о полной реализации духовного и физического.)
Могут возразить, что человек более склонен развлекаться, чем творчески и свободно трудиться. В известном смысле это, действительно так, что обусловлено обязательным, и во многом рабским характером самой работы, которая чаще всего является чем-то монотонным и принудительным. Человек, изнуренный (вовсе не обязательно физически) таким вот трудом легко бросается в другую крайность, пытаясь забыться в развлечениях. Но если количество обязательного труда резко сократится, а сам он станет свободным, то человек будет относиться к развлечениям намного более спокойно.

Освобождение труда обеспечивает вся та же автоматизация. И не только потому, что перекладывает на «плечи» автоматов физический (и не только. А сейчас даже не столько - физический) монотонный, рутинный труд. При всеобщей автоматизации человек окончательно подчиняет себе машины. До неё же он неизбежно становится в один ряд с машиной, очень напоминая робота, вынужденного выполнять монотонные функции. Тут включается уже метакосмический символизм. На некоем невидимом уровне нашей вселенной существует некое псевдоразумное существо «робот», которого разные древние традиции именовали «демиургом» или «Змеем». Этот Робот бессознательно, но с мощностью суперпуперкомпьютера, пытается превратить людей в роботов, создавая механистическое общество, напоминающее одновременно и фабрику, и тюрьму. И для того, чтобы победить Робота, необходимо избавить людей от внутренней роботизации, которая превращает их в киберов. Необходима роботизация внешняя, которая бы привела к переносу всей «механистичности» (в широком смысле слова) на неживых и неразумных существ, символизирующих самого Робота.
Избавиться от механистичности, как таковой, невозможно, она есть следствие метакосмической катастрофы, в результате которой наша Вселенная выпала из Рая и деградировала. Возможно только снять её и перенести с людей на не-людей. (И здесь можно сделать один футурологический прогноз. После всеобщей автоматизации возникнет учение о том, что автоматы являются такими же разумными существами, как и люди. Кто будет стоять за этими взглядами, понятно - Робот, Змей, «демиург»).
Человек неизбежно будет использовать большую часть своего свободного времени на творческую «игру». И это вовсе не благое упование на «лучшие качества» его природы, это онтология. Он создан по образу и подобию Творца, что уже побуждает людей к творческой активности. Её просто необходимо освободить, сняв с человека функции робота-раба. Конечно, это потребует грандиозного переворота в плане образования (которое сегодня превращают в средство дебилизации и, в конечном итоге, роботизации). Человек, полностью повелевающий машинами, занимающийся свободным трудом и организованный в самоуправляемые комьюнити должен быть высокообразованным интеллектуалом. И тут необходимо ввести всеобщее высшее образование, причем каждый должен закончить минимум два вуза. К слову, именно такую образовательную революцию предлагал (на 19 съезде партии) провести И. В. Сталин, который одновременно (в работе «Экономические проблемы социализма») ставил вопрос о сокращении рабочего дня до 6-5 часов. Как очевидно, вождь отлично понимал связь между интеллектуализацией народа и сокращением количества обязательного труда. Вот о чём надо бы в первую очередь вспоминать некоторым сталинистам, а не о силовом аспекте сталинской программы и пафосе той эпохе.

Понятно, что настоящая киберреволюция возможна только в случае победы социалистической революции производителей. В условиях капитализма автоматизация не может получить должного распространения, так как корпорации притормаживают научно-технический прогресс (например, скрывая многие наработки от конкурентов). Автоматизация по-капиталистически не станет тотальной, но может вызвать появление еще большего количества свободных рук, достигнув некоего критического уровня. И тогда проблему будут решать вовсе не на путях интеллектуализации народа. Многих просто ликвидируют, не осбо это афишируя. А многих заставят полностью погрузиться именно в развлечения. На Западе ведь уже озвучили идею «общества-титьки», которое должно полностью отвлечь и расслабить «лишних людей», предоставив им возможность полностью удовлетворить свои потребности в «зрелищах», при хорошей порции «хлеба».  В конце концов, «лишних» просто загонят в развлекательный концлагерь «виртуального пространства».

Нет, подлинной альтернативой может быть только социалистическая революция производителей, превращающая общество атомизированных потребителей в Нацию творцов – технических и гуманитарных. Именно вот эта интеллектуализация народа, освобожденного от «автоматического» труда, занятого свободным, интеллектуальным творчеством, и есть главное условие создания самой мощной и самой передовой, в мире,  русской Державы. «Державники» этого не понимают, предпочитая мечтать о накачке структур (силовых, научных, управленческих), в то время как основой всего является человек. Да, именно так, и в этом нет никакого «либерал-гуманизма», это очевидная онтология. Структуры всегда «абстрактны», в то время как конкретен - человек, который их образует. Надо всегда помнить о печальном опыте СССР, чьи могучие ракеты и чья державная мощь не смогли предотвратить чудовищного распада. Русский, советский человек, которому так и не дали двух сталинских высших образований и которого не освободили до 6-5 часов обязательного труда, оказался не способен противостоять манипуляциям внутренних и внешних элит. А слабость самоорганизации и самотворения, по-прежнему, вяжет нас по рукам и ногам, заставляя плестись в хвосте властных или «оппозиционных» либералов.

Выход один – социалистическая киберреволюция, освобождающая труд и открывающая дорогу к созданию сверхинтеллектуальной Русской Нации!  

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top