Джумла
Автор  Илья Хаськович мая 27, 2014

Долгие проводы. Порошенко и Путин в эпоху перемен.

По первым заявлениям видно, что новоизбранный президент Украины Петр Порошенко больше всего боится не Путина, не Донбасса, а Майдан. Он уже успел, прямо в ночь после выборов, заявить, что Майдан «превратился из революции в технологию» и он знает как с ней бороться. За этой бравадой стоит трудно сдерживаемый страх, а ведь еще месяц-два назад было себе трудно представить, что первое о чем заговорит новый президент Украины будет борьба с Майданом.

Но, по-своему, Порошенко совершенно прав. Со всеми остальными он договорится. Честно говоря, трудно себе представить что новоизбранный президент Украины - опытный бизнесмен и переговорщик - не сможет в итоге договориться с правящей российской элитой, которую принято для краткости называть просто «Путин». Договорятся обязательно, так или иначе с теми или другими уступками с обеих сторон (Киев, конечно, уступит побольше), позволяющими всем сохранить лицо перед своими гражданами и, в тоже время, утверждать, что противник потерпел поражение. Собственно, вся активность Москвы на Востоке Украины преследовала цель создать максимально удобные для себя условия для переговоров с новым украинским президентом, кем бы он ни был. Донбасс, в этих условиях так и останется зоной перманентной, но очень умеренной нестабильности, вроде нынешнего российского Северного Кавказа, то есть нормально жить можно, но время от времени что-то экстраординарное регулярно случается. Будут, конечно, и газовые войны и непрекращающиеся риторические упреки по «вечным вопросам», вроде русского языка, федерализации и Крыма, но, в целом, все успокоится и все будет как прежде, и «даже лучше», как говорилось в старом мультфильме с украинскими мотивами.

Вот только это - не конец истории, а лишь ее начало. Процессы, начавшиеся с Майдана в Киеве, слишком серьезны, чтобы договоренности Путина с Порошенко, могли бы на реально их остановить на сколь-нибудь долгий срок. Пройдет полгода-год-полтора и все повторится с новой силой: Майдан, Донбасс, зеленые человечки, каратели и террористы-сепаратисты. Потому что в нынешних условиях ни один системный президент не может действительно решить проблемы Украины. Для этого нужно строить принципиально новую страну, Украину, которой еще не было, так как та которая была никому уже не нужна, да и просто не имеет права на существование. Этот так и не оформившийся во что-то серьезное осколок СССР, так и не ставший чем-то определенным, должен либо, наконец, стать хоть чем-то, либо перестать существовать как единое цельное пространство вообще.

Как ни относись к нынешней РФ, а она, так или иначе, определилась с тем, что она такое и как тут все устроено. Да пусть этим самоопределением стало позиционирование себя Великим Мордором и малым СССР, а возможность его обусловлена наличием в стране Большой Нефти и, вообще, все это выглядит имитационно и несколько комично, но даже такая полуфантазматическая конструкция позволяет выстроить хоть что-то способное относительно стабильно функционировать относительно продолжительное время, особенно если сильно не раскачивать.

Но Украина все 23 года не была вообще ничем, ее единственным самоопределением было сугубо негативное це не Росія”, или даже “це не зовсім Росія”, а вот “що це таке” самом деле плохо определялось даже на уровне лозунгов. Для такой ситуации существуют, конечно, и объективные условия. Ведь для того чтобы стать обычным бедным новым европейским государством, вроде стран Балтии или Румынии, Украина слишком большая и слишком другая, а для того того чтобы быть альтернативным наследником СССР - слишком маленькая, по сравнению с Россией, которой еще, вдобавок, досталась и большая часть советского наследия, включая столицу — Москву, которая до сих пор психологически воспринимается большинством на постсоветском пространстве как главный город, столица столиц, независимо от их отношения к российским и своим властям.

В общем, Украине, в любом случае, необходимо осознать себя не свершившейся реальностью, а проектом, при этом принципиально новым проектом, а не реконструкцией чего-то когда-то бывшего. Тем более, что, по большому счету, со времен Киевской Руси ничего целостного там и не было. И именно открывшейся возможностью такого осознания ценна февральская революция в Киеве, которую многие объявили бессмысленной после избрания Порошенко. Мол, для чего были все жертвы, если менять шило на мыло.

Но эти жертвы, действительно, не были бессмысленными (насколько вообще можно считать осмысленным происходящее в истории) и дело тут вовсе не в почти иллюзорных отличиях Порошенко от Януковича, которые сейчас так активно ищут и находят проукрански настроенные наблюдатели. Дело тут совсем в другом. Февральская революция сделала положение любой киевской власти неверным и ненадежным. Янукович после своей победы на выборах приходил в президентский дворец на 5 лет прописанных в конституции Украины, а Порошенко приходит до тех пор пока не свергнут. Какой не была его легитимность, для всех, включая самого себя, он- времещик, которого могут скинуть в любой момент. Настоящим поражением киевской революции станет день, когда к президентству Порошенко начнут относится всерьез, как к чему-то незыблему, по крайней мере до следующих выборов. До этих пор он - просто человек, занимающий место, которое должен кто-то занять, чтобы система хоть как-то могла работать и....чтобы Путину и западным партнерам было с кем договариваться.

Вот только все эти договоренности (которые, еще раз подчеркну, обязательно будут достигнуты) могут быть в момент сметены новым Майданом и тогда, как уже говорилось, все начнется по новой. Только новый виток нестабильности будет круче нынешнего и начнется резче. “Розового” периода мирных демонстраций ни в Киеве,на, тем более, на Донбассе в этот раз не будет, поскольку теперь уже у всех сторно есть и готовые структуры для войны (Национальная гвардия и многочисленные народные ополчения ДНР и ЛНР, а также украинские отряды самообороны, вроде батальонов “Донбасс”и “Днепр”) и опыт пролитой крови. Да и в России к тому времени эффект от #крымнаш уже пройдет, а вялотекущий экономический кризис и другие проблемы останутся. Кроме того, раздражение коллективного Путина от сорванных, в очередной раз, новой смутой договоренностей с Киевом будет еще сильнее и на этот раз Москва уже, действительно может пойти на полноценное введение войск или что-то в этом роде.

Вообще, происходящие на Украине процессы серьезнее и глобальнее, чем большинству из нас кажется. По-настоящему, не на бумаге, СССР распадается только сейчас, а если смотреть еще дальше в прошлое, то, эти события — продолжение распада Российской империи, с полным переформатированием всего занимаемого ей пространства, которое принято обычно называть русским. Большевикам, предложившим 90 лет назад принципиально новый проект, удалось задержать почти на век этот процесс, а потом еще 20 лет он не возобновлялся за счет усталости (еще после Второй Мировой) населения и элит. Но, не то что вечно, а хоть сколько-нибудь долгое время, весь этот огромный мир не мог существовать в искуственно нарисованных советской властью границах и без нового осознания того, чем он теперь является.В итоге, теперь процесс полного изменения его конфигурации, несмотря на все усилия правящих элит бывшего СССР, пытавшихся максимально долго консервировать сложившийся после распада статус-кво, начался и его результаты совершенно непредсказуемы. Тут можно только фантазировать, чем все может закончиться, но боюсь, те из нас кто доживут лет через 30-40 вообще не узнают постсоветское пространство, глядя на то, что в итоге образовалось на этой территории. При этом, результаты этих процессов настолько непредстказуемы и все еще настолько в начале, что шансы “благополучной” РФ выжить в этой ситуции ничем не выше (но и не ниже), чем у “разваливающейся” Украины.

Собственно говоря, сейчас даже само понятие “русский” поставлено под пересмотр и за него тоже начинается борьба, существование огромного числа этнически и культурно русских людей считающих свое страной Украину и, одновременно, не меньшего количество граждан России разных национальностей, считающих русскими себя (есть даже немалое количество кавказцев, которые на волне антиукраинской истерии повесили на свои “ласточки” георгиевские ленты и надписи вроде “Мы русские, с нами Бог”) делает новое определение этого понятия неизбежным. Только определяться оно будет не в кабинетах ученых, которые потом просто зафиксируют свершившееся постфактум, а на полях больших и малых сражений.

Содержания понятия “русский”, как и всех понятий исторически изменчиво. Об этом можно писать (и немало уже написано) целые книги, но если очень кратко и поверхностно говорить о последних его трансформациях, то в Российской империи основой идентификации русcких было - “подданый русского Царя, православного вероисповедания”, а после революции, во многом усилиями Сталина “русский” в итоге стало почти равно “советский, говорящий по-русски”. Но теперь, когда все прежние основы идентификации повисли в воздухе или вовсе были отвергнуты, вопрос “кто такие русские” снова встал на повестку дня и решать его в разных частях бывшего русского пространства люди явно настроены по-разному. И переходное понятие “русскоязычный” тут тоже ничего не дает.

В общем, происходящие процессы настолько масштабны в своей исторической перспективе, что избрание Порошенко это- даже не локальное событие, а так — небольшой эпизод. Но все равно с ним, конечно, все начнут договариваться о том и о сем и, конечно, очень будут злиться когда все договоренности в один день превратяться в ничто. И так в этой истории будет еще не один и не два раза.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top