Джумла
Курсы валют
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000-0.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000-0.000
Автор  Яппи нояб 14, 2017

Зачем так много пить?

Современность вынуждает русского человека постоянно использовать средства релаксации. И если у вас дома нет тайской массажистки, то самым быстрым и дешёвым средством является алкоголь. Причем если, например, для южных европейцев, вино — это просто жидкость, которой запивают еду, то для многих россиян это необходимое условие для нормального диалога. Я сознательно привожу в пример именно средиземноморскую питейную цивилизацию — в западной, северной и восточной частях континента «зашибают» не меньше, чем у нас. По крайней мере, не меньше среднегородского российского уровня. И если на горизонте маячит сладкое звучащее для европейцев слово «халява», то тут уж радостно подтягиваются даже жители Средиземноморья.

На тему алкоголя написаны горы литературы, в которых достаточно детально описывается его житие-бытие в России, поэтому не станем повторяться. Ясно лишь, что запойное пьянство не является нашей национальной особенностью, а мифом, который создали наши геополитические конкуренты. Ведь если посмотреть на факты, то наблюдается железная зависимость между государственной политикой и уровнем потребления алкоголя в России. Плохо, когда русское государство бедное, и таким вот нехитрым способом пытается пополнить казну. Но хуже, когда оно ещё и слабое и, опрометчиво открыв спиртовые шлюзы, не может их закрыть. От общества и его структур уровень потребления почти не зависит – ни у нас, ни на Западе. Сделай сегодня водку столь же безумно дешёвой, например, в Скандинавии – и через пару лет мы не узнаем их города.

Впрочем, потребление собственно водки в России за последние 10 лет сократилось, как и изменились функции алкогольных напитков. В рыночной среде алкоголь утратил роль абсолютного релаксатора, что можно наблюдать, например, на корпоративах: даже приняв немалую дозу, люди остаются внутренне скованными, опасаются расслабиться, контролируют свои и чужие эмоции и диалоги, опасаются раскрыться в танце. Отдых на корпоративной вечеринке «по полной программе» может стать предметом серьезной беседы с начальством и даже увольнения, поэтому этот вид досуга не только затратен для руководства кампаний, но и опасен для её сотрудников.

Алкогольный досуг изменился. Почти ушли в прошлое «ты меня уважаешь», народные песни, обильная закуска, танцы в тапочках и без тапочек, — все эти бывшие атрибуты русско-советского застолья. Это совпало с процессом дискредитации водки как безопасного для здоровья напитка. Сегодня даже покупая дорогую водку в престижном магазине мы не испытываем уверенности по поводу её качества. В итоге, это привело к распространению вестернизированной культуры потребления алкоголя: водку заменили пивом и коктейлями, а коллективные посиделки – индивидуальными запоями.

К тому же легкий алкоголь оказался оптимален в процессе выпивки индивидов с неясным, «пограничным» ролевым статусом. Это, например, когда вы пьёте с коллегами по цеху, находящимися с вами в приятельских, но не в дружеских отношениях. Изрядно выпив, можно что-либо сболтнуть, чем лишить себя конкурентного преимущества. Поэтому в России всё более утверждается европейский стиль: накатить что-нибудь лёгкое — и по домам. В нашей стране европейский формат прижился в виде употребления легких спиртных напитков около метро по дороге с работы домой. Выпивая таким способом, можно не присаживаться за стол, что облегчает возможное ретирование от разгневанных чем-то собутыльников.

Принцип «легкое и мало» также хорошо работает, когда вы идёте на первое свидание с девушкой. Ведь это для вас она потенциальная партнерша, «женщина», и алкоголь должен помочь наладить коммуникацию. Однако в её глазах вы, возможно, – всего лишь собеседник, «друг», и не более того. В данном случае отсутствие согласия выпивающих относительно ролевого статуса друг друга является основной причиной конфликтов, что только усугубляется алкоголем. В общем, если не уверен, что всё пойдет, как ты запланировал — пей меньше.

В современном рыночном формате мужчинам навязываются какие-то рыцарские рудименты в виде финансово обременительных обязанностей в процессе выпивки. Это работало в условиях иного социального уклада, в дефеминизированном обществе, где система оплаты труда носила как бы дискриминационный, «антиженский», характер. Сегодня навязывание мужчинам дополнительных расходов в баре лишь обременяет отношения между равными полами.

Несмотря на эти изменения, и сегодня алкоголь не утратил ряда своих прежних функций, являясь идеальным коммуникативным камертоном, позволяющим войти во внутренний мир собеседника, проверить и настроить его на нужную частоту. Для мужика выпить с другим мужиком — это почти то же самое, что переспать с женщиной. Вот почему отказ составить компанию выпивающим воспринимается ими также остро, как отказ симпатичной барышни от более близкого знакомства с вами. Это, кстати, опровергает расхожее заблуждение о том, что мужчинам нужен только интимный контакт: «отверткой-камертоном» мужики пользуются гораздо чаще милых дам.

Причем неудачи в построении гармоничных межличностных связей в своем гендере – дружбы – воспринимается мужчинами настолько остро, что порой сублимируется в шедевры технической мысли и бессмертные полотна художников, а также толкает мужчин на преступный или маргинальный путь. Часто человек совершает преступление, чтобы не быть отторгнутым своей референтной группой — людьми, которых он уважает. Неудачная любовь может подвигнуть на этот скользкий путь и женщину, но вот индивидов уровня Леонардо да Винчи, Чайковского или Менделеева среди милых дам как-то не очень много.

Однако, как и раньше, совместное распитие спиртных напитков не гарантирует установление подлинной духовной близости. Можно легко напороться на человека с определенной стадией алкоголизма, для которого почти не важно, с кем пить, главное, чтоб каждый день. В итоге, для вас алкоголь будет лишь наиболее легким способом избавиться от временного коммуникативного дискомфорта, а для него – единственно возможным вариантом восстановить свой привычный химический состав крови. Причем, во время этого процесса ему совсем не обязательно беседовать с вами. По крайней мере, вступать с вами в диалог.

Совместное распитие алкоголя может также явиться информационным поводом для тестирования на прочность установившихся отношений между людьми. Эти отношения невозможно изменить с помощью алкоголя, о чем пора уже написать везде большими красными буквами. Латентный запрос одной из сторон на изменение статус-кво гасится либо в процессе выпивания, либо на следующий день.

Это очень социологично показано в фильме «Осенний марафон», где герой Евгения Леонова, Василий Игнатьевич, преодолевая протест своего соседа Бузыкина — героя Басилашвили, спаивает всю кампанию вместе с профессором Хансеном. На следующее утро Василий Игнатьевич, слегка шантажируя «Палыча» (Бузыкина), вынуждает того идти рано утром в вытрезвитель забирать Хансена. Далее, уже вечером, герой Леонова как бы тестирует несчастного соседа на предмет отношения к себе сотрудников вытрезвителя. Реально же Игнатьич проверяет отношение к себе именно Бузыкина. Получив информацию о своем слегка подмоченном имидже в глазах сотрудников вытрезвителя (возможно, придуманном раздраженным Бузыкиным), герой Леонова обвиняет во всем вчерашнего собутыльника – Хансена («Хиппи лохматый»).

Этот короткий сюжет фильма позволяет сделать вывод о сохранении статус-кво выпивающих, утвердившегося ёще до начала собственно процесса возлияния. Отсутствие взаимного уважения сохранилось у главных героев вне зависимости от бурно проведенного накануне вечера.

Современность не даёт в наше распоряжение социальных амортизаторов советских времен, делая коллективные возлияния небезопасными. Что особенно малоприятно в энтропирующем на враждебные сегменты российском обществе. Однако нет худа без добра – запои и посиделки времен застоя с их лживыми тостами негативно сказались на образе и положении русских и приблизили крах великой державы.

В то же время, снижение потребления водки и коньяка привело к пивной алкоголизации подростков. Но можно утверждать, что распространившийся сегодня – по крайней мере, в крупных городах — псевдорусский стиль потребления спиртного, лишая русских псевдоисповедальности в процессе выпивки, позволяет среднему классу России более успешно конкурировать с Западом и Востоком. Оно, может, и к лучшему. Для исповеди есть более подходящие места.

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top