Джумла
Автор  сен 24, 2012

Сечин и Тимченко против коррупции

rosneft_350Gunvor, частично принадлежащий Геннадию Тимченко, который, я напомню, входит в ближний круг так называемого Политбюро, очень сильно потеснили на российском рынке.

Среди передовой общественности последнее время бытует мнение, что Путин и система сошли с ума, не понимают, что творят, и в самое ближайшее время должны пасть. Идея эта активно поддерживается в той или иной форме многими «создателями мнений», муссируется в крупных федеральных изданиях.

Рискну предположить, что такого рода умозаключения являются следствием анализа отношения так называемой власти к событиям, которые прогрессивной общественности кажутся важными, будь то потенциальное закрытие YouTube, последние эскапады товарищей из РПЦ или увлечение журавлями. Выходки власти сложно назвать сколь-нибудь осмысленными, откуда, надо думать, и растут ноги у соответствующих умозаключений оппозиции.

Парадокс здесь заключается в том, что для власти, которую сложно выделить в некую единую группу лиц, перечисленные события имеют низкий приоритет в повестке дня. В то же время по событиям экономического толка ответы власти видятся более чем адекватными, а в чем-то даже занимательными, с искоркой и изрядной долей таланта.

Начнем с новости, о которой борцы с коррупцией предпочитают не говорить. Gunvor, частично принадлежащий Геннадию Тимченко, который, я напомню, входит в ближний круг так называемого Политбюро (см скандальный доклад Минченко), очень сильно потеснили на российском рынке.

Сначала Gunvor попросили из Сургутнефтегаза, который, по слухам, принадлежит самому Полковнику. Был проведен абсолютно рыночный тендер (это странно для Сургутнефтегаза), на котором победили глобальные трейдеры, предложившие лучшую цену. То есть, в путинской компании путинскому другу вежливо указали на дверь, предпочтя рыночные открытые механизмы. Практически убежден, что там тоже не обошлось без вещей, к которым все так привыкли на российском рынке, но тем не менее. Заметка затерялась в потоке новостей о трех анархо-феминистических террористках или каких-нибудь еще более упоительных историях. Справедливости ради надо заметить, что в 2010 году доля Gunvor в продажах Сургута была где-то в районе 8%, но это тоже большие деньги: 250 тыс. тонн при цене 90 долларов за баррель и норме прибыли в 0.5%-0.7% для нефтетрейдингового бизнеса – это где-то в районе миллиона долларов чистой прибыли в год, которые Тимченко теперь не получит.

А на днях случилось совсем выдающееся событие – Роснефть, сотрудничество с которой было особенно плодотворным для Тимченко, предпочла Glencore, Vitol и Royal Dutch Shell, западные рыночные компании, панибратскому предложению Тимченко. Опять-таки на рыночном тендере. С прозрачными и честными условиями для всех. Возможно, не такими кристально-честными, как если бы какая-нибудь ВР проводила тендер, но тем не менее. Реализация на экспорт 13.3 млн. тонн российской нефти ушли от Тимченко. Если применить те же допущения, что применены абзацем выше, то получится порядка 45 млн. долларов чистой прибыли, которые не получит один из лучших друзей Путина, а получат западные компании, выигравшие тендер в относительно честной конкурентной борьбе и предложившие лучшую цену.

В сухом остатке имеем: Геннадий Тимченко, член Политбюро и друг Путина, остался без почти 50 млн. долларов чистой прибыли в год в угоду прозрачности и приведения в соответствие с западными стандартами экспорта российской нефти. Неплохо для бесконтрольной диктатуры, не так ли?

На это можно возразить, что оставшиеся у Gunvor два танкера в месяц от Газпромнефти –тоже жирный кусок, что нефтетрейдинг – это малорентабельный бизнес (помните маржу 0.5%, которая заложена в наши допущения по прибыли Тимченко?), что Тимченко еще зарабатывает кучу денег на строительных тендерах Газпрома, которые сами знаете как распределяются. Можно вспомнить про старые противоречия Тимченко и Сечина, основное из которых, по слухам, - это кандидатура СЕО Роснефти, когда компромиссной фигурой был выбран нейтральный Худайнатов, который в итоге оказался более лоялен Тимченко, а в последствии подвинут для того, чтобы непосредственно Игорь Иванович занял его место.

Много что можно вспомнить. Но это не меняет того факта, что прозрачные тендеры на экспорт нефти для крупного западного капитала гораздо важнее судьбы трех анархо-феминисток в разноцветных наголовных чулках. Money over bullshit. Или вот другая, свежая новость из той же отрасли – возобновившиеся слухи о выходе ВР из совместного предприятия и продаже своей доли Роснефти. На первый взгляд получается страх и ненависть в Ханты-Мансийске – государство национализирует нефтяные активы, выгоняя западных инвесторов. За скобками остается лишь тот факт, что в современном мире за кэш разве что сомалийские пираты пытаются купить контрольный пакет Citigroup (я не шучу, действительно было такое дело в 2009 году, что не делает пиратам чести, потому что покупать это дерьмо ни один инвестор в здравом уме бы не стал).Сегодня компании покупаются и продаются в результате обмена акциями (equity swap). Сечин хотел заплатить за долю британцев в ТНК-ВР депозитарными расписками Роснефти.

Немаловажным здесь является тот факт, что у ВР сегодня уже есть значительный пакет бумаг Роснефти, который они каким-то образом умудрились накопить, хорошенько вложившись на IPO Роснефти. Депозитарные расписки – это по сути акции компании. Как известно, стоимость котируемых бумаг определяет рынок. И вот тут начинается самое интересное, для чего нам нужно будет немного углубиться в историю приватизации.Существует множество способов распродать государственное имущество. Несколько способов были опробованы в 90-ые. Особенно отвратительными последствиями закончилась известная в нашей стране ваучерная приватизация, когда популисты взяли верх и трудящимся было роздано государственное имущество в форме, собственно, ваучеров. Трудящиеся подтвердили все самые худшие представления о себе, пропив или продав за бесценок свою долю в национальном достоянии. Леваки всех мастей подтвердили свою зашкаливающую глупость и масштаб идиотичности своих утопических теорий.

Вот реально кого история ничему не учит, ей богу. Логичным было бы предположить, что государственное имущество должно продаваться по справедливой стоимости. Опустив сейчас длительную дискуссию о природе справедливой стоимости (интересующиеся могут открыть 13-ый стандарт IFRS и ознакомиться), я хотел бы заметить, что стоимость условной государственной компании в период становления государства и первых шагов в рыночной экономике вряд ли является справедливой. Приватизировать условную государственную компанию стоит, исходя из оценки её потенциала, который у той же Роснефти, как у компании с крупнейшими в мире доказанными запасами нефти, огромен. Примерно такого же мнения придерживается Игорь Иванович Сечин.

Считается, что именно Сечин был тем человеком, который остановил вторую волну приватизации, на которую молились все топовые инвестбанкиры. Остановил, потому что считает, что российские государственные компании должны быть проданы гораздо дороже, чем за них сегодня хочет дать рынок.В частности, Игорь Иванович полагает, что депозитарные расписки Роснефти (читай, акции) должны быть оценены на самом деле гораздо дороже, чем они стоят сейчас.

С ним соглашаются большинство аналитиков по нефтегазу из крупнейших мировых инвестбанков, которые давно выставили по Роснефти долгосрочную рекомендацию «покупать и держать», полагая, что бумаги крупнейшего российского налогоплательщика сильно недооценены.

http://vk.com/wall-40399920_57124?reply=57125

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top