Джумла
Автор  Калюжный А.В., Калюжный В.В. апр 30, 2014

Народные предприятия как инструмент стимулирования роста национальной экономики

Цель данной статьи — постановка вопроса о необходимости создания в Украине законодательства, регулирующего организацию народных предприятий.

В зависимости от форм собственности в Украине могут действовать различные виды предприятий: частные, коллективные (предприятия коллективной собственности), коммунальные, государственные и предприятия, основанные на смешанной форме собственности. В частности, предприятием коллективной собственности признается корпоративное или унитарное предприятие, которое действует на основе коллективной собственности учредителя (учредителей). К предприятиям коллективной собственности отнесены производственные кооперативы, предприятия потребительской кооперации, предприятия общественных и религиозных организаций, другие предприятия, предусмотренные законом [1]. В отличие от других стран, в Украине не предусмотрено создание народных предприятий как одного из эффективных видов предпринимательской деятельности. Не предусмотрены, соответственно, и механизмы трансформации частных, государственных или коммунальных предприятий в народные предприятия. Например, чтобы передать Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича в собственность трудового коллектива, потребовалось принятие Верховной Радой Украины специального закона [2]. Основная причина такого положения — личные интересы властных региональных группировок Украины в приватизации наиболее доходных государственных предприятий, подкрепленные заинтересованностью правящей элиты государства в «фискальной приватизации», которая сводится в основном к продаже национального богатства с последующим «проеданием» соответствующих поступлений в государственный бюджет.

Между тем, более чем в 70 странах с рыночной экономикой (США, Великобритания и др.) государство стимулирует создание народных предприятий, в том числе путем государственной финансовой поддержки при выкупе трудовым коллективом предприятия у бывших частных владельцев [3]. В Российской Федерации в гражданское законодательство также введена с 1998 г. новая организационно-правовая форма предпринимательской деятельности — акционерное общество работников (народное предприятие), создаваемое путем преобразования любой коммерческой организации, за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49 процентов их уставного капитала [4]. В Украине же очень трудно найти даже публикацию, посвященную идее организации народных предприятий.

Цель данной статьи — постановка вопроса о необходимости создания в Украине законодательства, регулирующего организацию народных предприятий.

 

1. Мотивы создания народных предприятий

Любая система, в том числе экономическая система государства, — это целостный, взаимосвязанный и взаимообусловленный организм, источником жизнедеятельности которого является общность разноуровневых интересов различных субъектов хозяйствования. Если есть общие интересы (общие точки соприкосновения) у ее элементов (подсистем) — система жизнеспособна и саморегулируема. Нет таких интересов — система раздирается внутренними противоречиями и теряет свою способность к саморегулированию, становится нежизнеспособной. При этом отдельные ее элементы (отдельные подсистемы), сохранившие способность к саморегулированию, могут перерасти в новое качество — в самостоятельную жизнедеятельную систему. Другими словами, когда у субъектов хозяйствования нет единства интересов, сформированных общей целью и задачами хозяйствования, весь механизм разваливается (либо вообще не может сформироваться), но отдельные его подсистемы, основанные на личном интересе социальной группы, группы работников или отдельного работника могут функционировать относительно самостоятельно. Например, происходящие в Украине социально-экономические процессы показывают, что до настоящего времени на государственных предприятиях не создана приемлемая система оплаты и стимулирования труда как высших менеджеров, так и трудового коллектива. Вместо того, чтобы включить личный интерес социальных групп государственного предприятия посредством усовершенствования систем мотивации труда, проблема решается их приватизацией, т. е. путем подключения частнособственнической мотивации хозяйствования.

Таким образом, если цель, задача не связана никоим образом с личными интересами субъектов хозяйствования, нет совершенно никаких оснований предполагать, что они будут достигать эту цель (исполнять эту задачу) добровольно. Можно, конечно, заставить субъектов хозяйствования сделать это принудительно (для их же блага), но, во-первых, принудительный труд запрещен Конституцией Украины (статья 43), во-вторых, эффект от понуждения к труду чисто административными методами труда крайне низок; в-третьих, слишком велики альтернативные социально-экономические издержки, которые при этом несет общество, и, в-четвертых, система, основанная не на общности интересов, а на принуждении – нежизнеспособна и может сопровождаться гибелью общественной системы.

Таким образом, система интересов, поиск их общности и согласование служат основой эффективной деятельности общества. И предприятие здесь не является исключением, а скорее, правилом, так как вся экономическая система общества и ее эффективность складываются из эффективности работы отдельных предприятий. Ведь трудно предположить наличие в стране здоровой экономики, сплошь состоящей из убыточных несостоятельных предприятий. В частности, статистика показывает, что в 2004 г. удельный вес убыточных предприятий в Украине составил 33,7 %, а понесенные ими убытки — 17687,5 млн. грн.

Закон мотивации деятельности пронизывает все уровни хозяйствования: индивид, предприятие, государство (национальная экономика). Поэтому на каждом уровне хозяйствования присутствует своя система интересов, которые необходимо выявить, согласовать и направить в нужное русло в интересах большинства. Очевидно, что на уровне индивида он это делает сам, руководствуясь своими потребностями, на предприятии — это задача его менеджеров, на уровне национальной экономики — это задача государственных органов управления.

Однако на макроуровне государство не прямо формирует социально-экономические интересы своих граждан, оно лишь создает условия их деятельности, формирует бизнес-среду, те рамки, в которых реализуются интересы субъектов хозяйствования, в том числе и его — государства. На уровне предприятия влиять на интересы наемных работников можно как прямо, так и опосредованно, с помощью внутрифирменного механизма мотивации труда и формирования их потребностей.

В условиях рыночных отношений интересы работников и руководства предприятия как субъектов хозяйствования имеют много общих точек соприкосновения, опосредованных общностью целей тех и других. Например, в условиях растущей безработицы наемные работники заинтересованы в сохранении своего рабочего места. Это возможно лишь при условии процветания фирмы и ее дальнейшего развития, связанного с диверсификацией деятельности и открытием новых производств.

Даже в условиях неблагоприятной хозяйственной среды, что обычно имеет место в переходной экономике, поиск нетрадиционных путей развития не может быть делом лишь одних руководителей предприятия, тем более что не все они оказались готовы к работе в новых условиях. Кроме того, полное банкротство предприятия может повлечь за собой увольнение даже лучших работников. Осознание этого обстоятельства и является тем катализатором, который может ускорить процесс подключения наемных работников к решению проблем того предприятия, где они работают. Причем, это осознание придет тем скорее и будет тем полнее, чем больше сопричастность последних к целям и задачам внутрипроизводственного развития предприятия.

Наиболее успешно этот процесс происходит тогда, когда наемные работники имеют свою долю в совокупном капитале предприятия. Однако в условиях переходной экономики, когда эффективный труд наемных работников является важнейшим и, в определенном смысле, единственным условием выживания фирмы, отсутствует самый мощный мотив человеческой деятельности — частная собственность на средства производства самих наемных работников. Разрешить это противоречие позволяет теория «бинарной экономики». Более чем тридцатилетний опыт ее использования в США, Великобритании и целом ряде других развитых стран доказал ее актуальность и жизнеспособность. Широко известен опыт созданной в Испании Мондрагонской кооперативной корпорации, объединяющей около 180 мелких, средних и крупных кооперативных предприятий различных отраслей (совокупный объем продажи — свыше 4 млрд. долларов). Особенно активно развивается коллективная форма собственности работников в Китае.

В основе этого опыта лежат теоретические и практические разработки известного ученого, общественного деятеля и предпринимателя Л.О. Келсо (1913-1991), который совместно со своей супругой П.Х. Келсо обосновал и внедрил в экономику США такой способ ведения предпринимательской деятельности, каким являются акционерные общества, полностью или частично принадлежащие их работникам. Л.О. Келсо разработаны и воплощены в жизнь различные варианты моделей обеспечения работников долями капитала акционерных обществ, в которых они работают. Наиболее известный и получивший широкое распространение в США и других западных странах — План создания акционерной собственности работников предприятия (ЭСОП от английского ESOP — Employee stock ownership plan, что дословно значит «Программа наделения работников акциями»).

В настоящее время в США 12 тыс. фирм применяют модель ЭСОП (в собственности работников там находится от 5 до 100% капитала). В этих фирмах занято 13 % рабочей силы страны. Их активы составляют 120 млрд. долл.

Важно отметить, что компании, применяющие метод ЭСОП, становятся более производительными и конкурентоспособными. Они расширяются, нанимают больше рабочих и служащих, выплачивают больше налогов. Стало уже обыденным явлением, что работники компаний, использующих метод ЭСОП, уходят на пенсию, располагая акциями на сотни тысяч долларов. Продажа этих акций компании или сохранение их ради дивидендов при условии, что компания остается в собственности работников, гарантирует обеспеченную жизнь пенсионеров. Оказался несостоятельным самый главный довод противников собственности трудовых коллективов о приоритетной и безусловной ориентации последних на увеличение заработной платы и дивидендов в ущерб расширению и обновлению производства, повышению его эффективности. Об этом убедительно свидетельствует тот факт, что в 1992 г. рост стоимости акционерного капитала на 1000 участвующих в программе ЭСОП предприятий США составил 23%, тогда как на 6000 не участвующих в ней — всего 4%, то есть в 6 раз меньше

Предприятия, находящиеся в собственности работников, существуют также в Аргентине, Испании и других странах. По данным американского экономиста Дж. Гейтса, государственная поддержка собственности работников в той или иной мере существует более чем в 70 странах. В целях стимулирования такой формы собственности приняты многочисленные законодательные акты. Например, в США конгрессом принято около 30 законодательных актов, регламентирующих государственную поддержку развития собственности работников. Кроме того, в 25 штатах США приняты законодательные акты по этому вопросу.

 

2. Система акционирования предприятий наемными работниками в США

Причины все увеличивающегося разрыва между производством и потреблением Л.О. Келсо увидел не в частной собственности, как это сделал К. Маркс, а в увеличивающемся под влиянием НТП разрыве между производительной силой капитала и производительной силой труда (по его терминологии производительная сила «работников капитала» растет быстрее чем производительная сила «работников труда») [3]. При этом, к «работникам капитала» он относит собственников средств производства, а к «работникам труда»— собственников рабочей силы, то есть наемных работников.

Для ликвидации указанного разрыва, способного увеличить совокупный спрос в обществе, он предлагает увеличивать число «работников капитала» за счет сокращения числа собственно «работников труда». В зарубежной практике были разработаны прекрасно зарекомендовавшие себя на практике различные системы акционирования предприятий самими наемными работниками, в том числе План создания акционерной собственности работников предприятия (ЭСОП), получивший в российском варианте название «Инвестиционная система акционирования предприятий» (ИСАП).

Суть данной системы свои истоки берет в «бинарной экономике», предполагающей наличие двух равноправных собственников, в качестве которых выступают не только собственники средств производства в их традиционном понимании, но и наемные работники, имеющие свою долю в совокупном капитале фирмы, то есть являющиеся собственниками все тех же средств производства.

Для того чтобы этого добиться, необходимо соблюдение, по крайней мере, трех следующих условий. Первое, — это согласие первоначального собственника капитала. Второе, — согласие самих наемных работников. И, наконец, третье, — наличие определенной законодательной базы.

Первое условие — согласие первоначальных собственников капитала — достигается при учете следующих соображений. Когда предприятие (фирма) находится в состоянии неустойчивого равновесия, причины которого колеблются в амплитуде от общей плохой экономической конъюнктуры до проигрыша в конкурентной борьбе, любой социальный конфликт способен погубить его как самостоятельный субъект хозяйствования, в то время как социальное согласие способно вытащить его из кризиса.

Когда экономическое положение фирмы достаточно стабильно, доводы в пользу появления новых собственников так же могут быть достаточно убедительны, что связано с желанием повысить ее конкурентоспособность, когда другие способы уже себя исчерпали, либо требуют вложения дополнительных средств, которыми прежние собственники в данный момент не располагают, а заемные средства минимизируют эффект от их вложения.

Другими словами, и в том и в другом случае появление новых собственников из числа своих же работников, не угрожающее безопасности и устойчивости фирмы, воспринимается как подарок судьбы.

Второе условие — согласие самих наемных работников, которое достигается естественным образом, если этот шаг, сопряженный с возникновением ответственности, компенсируется ростом их благосостояния в результате появления дополнительного источника дохода в виде прибыли на принадлежащую им долю в совокупном капитале фирмы. Причем, речь здесь идет о покупке акций собственного предприятия на свою заработную плату, а также о выплате части заработной платы наемным работникам фирм в форме акций мелкого достоинства, принадлежащих той же фирме ее первоначальным собственником, либо о наделении такими акциями в случае дополнительной эмиссии. Если бы это делалось бесплатно (аналог нашей ваучерной приватизации), работники вполне могли бы избавиться от них через фондовый рынок, улучшив тем самым свое материальное благополучие, но поставив под угрозу экономическую безопасность самой фирмы.

Другими словами, бесплатная раздача акций не может сформировать хозяина-собственника капитала, причем, не пассивного владельца-рантье, а именно активного собственника со всеми вытекающими из понятия собственности правами и обязанностями: продав такие «даровые» акции, работник поступает не как хозяин.

Стоит отметить, что не все наемные работники хотят, способны и могут стать собственниками — «работниками капитала», но в условиях экономической демократии общество обязано предоставить им эту возможность. Другое дело, захотят ли (и сумеют ли) они этой возможностью воспользоваться.

И, наконец, третье условие — это наличие законодательной институциональной базы, позволяющей работнику воспользоваться своим правом на получение дохода в совокупном капитале фирмы в такой форме, чтобы росло его личное благосостояние и, одновременно, как следствие, происходил рост совокупного спроса в экономике.

Определенные трудности, связанные с превращением наемного работника в собственника связаны с поиском источника финансирования. Их несколько: это могут быть фонды самострахования предпринимательских рисков на предприятиях, создаваемые из прибыли; это могут быть правительственные (или региональные) льготные кредиты, получаемые предприятиями за счет сокращения выплат в бюджеты всех уровней и предназначенные именно для этих целей. Проценты по кредитам и сами кредиты были бы возвращены акционерами за счет получаемой прибыли, которая частично использовалась бы наряду с развитием производства и на эти цели.

Впервые метод ЭСОП был использован в США еще в 1956 году при полном отсутствии законодательной базы. За восемь лет (вместо предусмотренных по плану акционирования пятнадцати) наемные работники издательского концерна в штате Калифорния выкупили на основе трастового соглашения 72% акций концерна у трех бывших владельцев, не потратив на это ни одного цента личных сбережений. Еще 28% было добровольно приобретено сотрудниками концерна за счет их личных сбережений.

С тех пор множество индивидуально разработанных планов акционирования предприятий самими работниками позволили реанимировать и сделать прибыльными тысячи предприятий, работники которых, превратившись из «работников труда» одновременно в «работников капитала», добились тем самым пожизненной занятости, так как и с уходом на пенсию их акции остались для них источником дохода.

Законодательство о государственной поддержке развития собственности работников принято в США в 1974 г. по инициативе влиятельного сенатора, председателя финансового комитета сената Рассела Лонга Сенатор Лонг, в частности, отмечал: «Наша капиталистическая система нуждается в гораздо большем числе капиталистов. Где их взять? Логично предположить, что из рядов работников». То, что попытка эта увенчалась успехом, свидетельствует и быстрое распространение собственности работников, и позитивные социально экономические результаты ее применения.

Государственная политика США в отношении собственности работников исходит из упоминавшегося выше специального закона, принятого первоначально в 1974 г. в рамках законодательства о пенсионном обеспечении и социальном страховании и дополнительно в последующие 20 лет с 20 поправками как пенсионного, так и налогового законодательства.

Основная цель этих законов — более справедливое распределение собственности, усиление роли стимулов к труду. Законы, в частности, предусматривают значительные налоговые скидки для всех участников процесса выкупа в пользу ЭСОПа акционерного капитала, они также требуют, чтобы выкупаемый капитал распределялся не более неравномерно, чем структура заработной платы, чтобы процесс выкупа и распределения акций среди работников проходил не больше семи лет. Специальные правила, установленные законом для закрытых предприятий, требуют ежегодной независимой оценки акционерного капитала, а также права работников, уходя на пенсию или увольняясь, продать свои акции обратно компании или в ЭСОП трасту, являющемуся держателем всех акций работников.

Помимо собственности работников многие американские компании все более активно используют другие формы мотивации труда и демократизации отношений на производстве. Главными из них являются: развитие системы подготовки и переподготовки кадров, участие работников в процессе принятия производственных решений и расширении автономии на рабочем месте, использование материальных стимулов и участие в прибылях в зависимости от качества труда, предоставление работником информации о деятельности компании, ее экономических и финансовых результатах, планах. Отрывочные данные об использовании различных форм экономической демократии на производстве не позволяют составить целостную и систематизированную картину этого явления. Однако и имеющаяся информация свидетельствует о достаточно внушительных его масштабах.

Так, по выборочному общенациональному опросу 700 частных компаний 37 % из них отметило, что большинство их работников вовлечено в два или более направления по совершенствованию рабочего места и мотивации труда. Обширные обследования проводились в отдельных отраслях американской промышленности. Согласно опубликованным данным в металлургической промышленности широко применяются такие формы мотивации, как обучение методам решения проблем, совместные обсуждения с участием управленцев и рабочих, автономные рабочие бригады, системы участия в прибылях и дополнительных доходах, системы гарантий занятости. В автомобильной промышленности, особенно там, где уже используются гибкие производственные системы, развиты подготовка и переподготовка работников, сложные системы компенсации, автономные рабочие бригады, группы по решению проблем, децентрализация контроля, ротация работников.

Любопытен также опыт компаний ЭСОП в штате Огайо по внедрению других форм производственной демократии и мотивации труда. Важно подчеркнуть, что федеральное законодательство по собственности работников требует лишь минимального обязательного участия работников в процессе принятия решений (в голосовании по ограниченному кругу вопросов) и минимального обязательного предоставления им производственной информации. Тем не менее, большинство компаний Огайо после принятия плана ЭСОП значительно расширило участие работников в других мотивационных программах.

По оценке Национального центра собственности работников в середине 90-х гг. ХХ века в различных компаниях США действовало более 9500 планов выкупа акционерной собственности для последующего распространения среди работников (ЭСОП), которые охватывали от 10 до 11 млн человек. Кроме того, еще несколько миллионов работников (около 4 млн человек насчитывали другие программы, предлагающие работникам опционы по выкупу акционерной собственности их компаний, обычно по льготным ценам. В 80-90-е годы ХХ века число планов по созданию ЭСОП увеличивалось в среднем на 300-600 ежегодно и охватывало от 300 до 600 тыс. новых участников в год. К началу ХХІ века объем акционерного капитала, контролируемого компаниями ЭСОП, составлял около 60 млрд долл. Кроме этого, работники владели акциями своих компаний дополнительно на сумму в 90 млрд долл. через участие в других программах выкупа каждый восьмой американский рабочий и служащий (более 14 млн человек) владеют акциями своего предприятия (всего же акциями в США владеют более 20 млн человек).

Среди компаний, находящихся в собственности работников, преобладают небольшие и средние закрытые или по американской терминологии частные корпорации, т.е. не осуществляющие котировку акций на открытом рынке. Доля таких корпораций среди ЭСОПов составят 85%. В то же время можно констатировать рост популярности ЭСОПов среди открытых корпораций. Обычно доля акционерной собственности работников в этих компаниях составляет 5-20%. В целом работники владеют 4% акций 1000 крупнейших открытых корпораций США.

В числе крупных компаний ЭСОП, где контрольный пакет акций или даже 100% акционерного капитала принадлежит работникам, можно назвать: «Пабликс Супермаркетс» — сеть супермаркетов с числом занятых 80 тыс. человек, «Юнайтед Эйрлайнс» — авиакомпания (75 тыс. человек), «Прикладные исследования» — научно исследовательская корпорация (16 тыс.), «Авис» — компания по аренде автомобилей (12,5 тыс.), «Ральф М.Парсонс» — инжиниринговая компания (10 тыс.), «Амстед Индастриз» — обрабатывающая промышленность (8 тыс.). Среди крупных компаний со значительной долей собственности работников можно назвать авиакомпании ТВА и Норсвест, а также одну из крупнейших в Америке издательских компаний — Ку- ад/Графикс, и др.

По данным заместителя директора Института США и Канады РАН Супяна В.Б. примерно в 50% случаев принятие плана ЭСОП связано с уходом на пенсию прежнего владельца преуспевающей частной компании и его стремлением сохранить бизнес и передать его в надежные руки. Остальные примеры образования ЭСОПов связаны либо с решением менеджмента о создании дополнительного плана доходов для работников компании в качестве мотивационной и социальной меры, либо с намерением использовать финансовые льготы при взятии кредита, предоставляемые при создании ЭСОПа законодательством. Только 5% всех ЭСОПов в США создано в связи с угрозой банкротства или поглощения другой компанией.

Таким образом, законодательно подкрепленный зарубежный опыт свидетельствует, что система интересов как основа создания мотивационного механизма внутри предприятия возникает не на пустом месте: базой для ее создания служит участие работника в собственности, превращение наемного работника в собственника — сохозяина производства.

 

3. Создание народных предприятий в России

Поиск и создание источников финансирования для наделения наемных работников капиталом, является исключительно актуальным в странах с переходной экономикой, в том числе в России.

Для российской экономики переходного периода типична ситуация, когда в процессе ваучерной приватизации работники выкупили за ваучеры (т.е. по сути получили бесплатно) акции своих предприятий, которые сегодня либо объявлены банкротами и арбитражный процесс уже начался, либо находятся в состоянии ближнего банкротства. То есть, даже если за предшествующие годы рыночных реформ работники сохранили свои акции, в настоящее время они не являются свидетельством реальной собственности, дающей их владельцу право участия в управлении предприятием. Даже в рамках нового закона о банкротстве это право в сегодняшних условиях представляется мифическим, поскольку наемные работники — владельцы определенной части совокупного капитала не могут в силу своей некомпетентности повлиять на судьбу своего предприятия.

Российская модель участия в собственности является, в определенной степени, антиподом американской. Если в системе ЭСОП работники выкупают капитал у собственников, то в российской модели, напротив, отдают полученные в ходе приватизации акции в доверительное управление руководству предприятий, владеющему крупным пакетом акций. Причина этого в том, что на абсолютном большинстве российских предприятий акционирование проходило по второму варианту, когда контрольный пакет акций оставался в руках трудового коллектива, а руководство предприятий получало 5% уставного капитала АО бесплатно, пользуясь при покупке остальной части акций теми же привилегиями, что и другие его члены. Более того, на начальном этапе приватизации, когда фондовый рынок был неразвит (а практически отсутствовал вовсе), никто не мешал одной части населения продавать свои ваучеры, а другой — скупать их. В рамках отдельного предприятия делать это было легче.

К настоящему моменту собственники крупных пакетов акций определились и в их интересах — не допустить передела собственности в пользу «чужих», а для этого необходимо сконцентрировать в одних руках акции мелких держателей, тем более, что ситуация в экономике очень этому способствует.

Собственник средств производства из наемного работника не получился, по крайней мере, по трем причинам. Во-первых, работники предприятий оказались не готовы к приватизации материально. Во-вторых, сказалась моральная неготовность к приватизации. Данная причина основой своей имеет коллективистский менталитет работника, сформированный за годы Советской власти. Субъекты хозяйствования в 1992 году не готовы были разделить ответственность с другими работниками — членами трудового коллектива за свою долю собственности в совокупном капитале предприятия. В сочетании с первой причиной становится понятно, почему работники обменивали свои ваучеры на сапоги (равно как и на другие ТНП), а не вкладывали в акции собственного предприятия. И, наконец, третья причина — идеологического порядка. Отучение людей от частной собственности в течение семи с половиной десятилетий, неприятие ее и всего, что с ней связано, формирование коллективистского менталитета (особенно у людей старшего и среднего — самого работоспособного возраста) проявилось в их отношении к рынку и частной собственности.

Более всего к приватизации оказались готовы работники сферы обслуживания, торговли, кооперативного сектора и теневой капитал. Развитие кооперативного движения в годы перестройки и теневой сектор в экономике, — вот те сферы, в которых к началу рыночных реформ уже сформировался первоначальный капитал, который был легализован еще на первом этапе приватизации. Как видим, трудовые коллективы предприятий и их работники менее всего оказались готовы к приватизации. Тем не менее, в 1992-1994 годах произошла приватизация многих госпредприятий, на базе которых были созданы акционерные общества открытого и закрытого типа.

Показателен не только сам характер приватизации (антинародный), но и его формы. В качестве наиболее популярной и демократической формы закон предложил акционирование, причем, поначалу лишь в трех вариантах. Анализ любого из них показывает, что ни первый (при котором в руках коллектива остается лишь 15% голосующих акций), ни второй (дающий возможность трудовому коллективу оставить за собой 51% акций), ни третий (более рискованный для акционеров, но наиболее приемлемый в условиях ближнего банкротства), реально не делают из работников предприятия собственников, так как и реальная стоимость акций, и доход, приносимый ими в общем бюджете домашних хозяйств, весьма незначителен.

Следовательно, владение долей акций своего предприятия само по себе превратить работника в сохозяина средств производства не может, так как приватизация — это акт формальный. Станет ли доля работника в совокупном капитале мотивом его эффективного труда на предприятии, зависит, во-первых, от размеров этой доли, а во-вторых, от готовности работника взвалить на свои плечи ответственность, связанную с правомочиями, рождаемыми собственностью.

Выход из создавшейся ситуации некоторые экономисты видят во внедрении инвестиционной системы акционирования предприятий (ИСАП). Суть ее заключается в том, что между трудовым коллективом предприятия и его новыми хозяевами заключается трастовое соглашение, по которому контрольный пакет акций передается собственниками в доверительное управление трудовому коллективу с последующим правом выкупа или всего пакета, или какой-то его доли. Управление осуществляется с помощью посредника, в качестве которого могли бы выступать специально обученные методике ИСАП антикризисные управляющие. Пока что в России в качестве посредников выступают частные лица — руководители консалтинговых фирм, прошедшие стажировку в США по линии Центра Гражданских Инициатив (Программа экономического развития).

Отказавшись от своей доли собственности на ваучерном этапе приватизации, определенная часть работников готова получить ее сейчас, если сам факт наличия работы ставится в зависимость от этого обстоятельства. Другими словами, под угрозой закрытия предприятия и следующей за этим безработицы часть наиболее способных работников готова к действию. У них уже есть потребность в собственности, пока вынужденная, порожденная внешними обстоятельствами. Собственность здесь еще не мотив, но уже стимул.

Законом РФ от 21 июля 1997 г. № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» восстановлено право работников приватизировать государственные и муниципальные унитарные предприятия посредством взятия их в аренду с правом их последующего выкупа.

Год спустя Закон РФ от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» определил порядок преобразования коммерческих организаций различных организационно-правовых форм, полностью или частично находящихся в частной собственности, в народные предприятия.

Таким образом, в настоящее время законодательно определены два способа образования предприятий, находящихся в собственности их работников: во-первых, путем преобразования государственной и муниципальной собственности и, во-вторых, путем преобразования в них коммерческих организаций различных организационно-правовых форм.

Федеральным законом от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» в гражданское законодательство введена новая организационно-правовая форма предпринимательской деятельности — акционерное общество работников (народное предприятие). Одной из существенных особенностей народного предприятия является та, что к народному предприятию применяются правила Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», если иное не предусмотрено Законом о народных предприятиях. Таким образом, правовое положение народного предприятия регламентируется двумя законами. С вступлением в силу Закона о народных предприятиях возник еще один тип акционерного общества — акционерное общество работников (народное предприятие). Этот Закон определяет особенности создания и правового положения народного предприятия. Если же Закон о народных предприятиях, как было отмечено выше, не внес ничего иного в правила Закона об акционерных обществах в части, касающейся закрытых акционерных обществ, то применяются эти правила.

Что же новое внес Закон Российской Федерации о народных предприятиях в правовое положение закрытого акционерного общества, определив тем самым особенности правового положения народного предприятия; в чем заключаются эти особенности? Остановимся на основных.

1. Работникам народного предприятия должно принадлежать более 75% его акций.

2. Народное предприятие вправе ежегодно увеличивать свой уставный капитал путем выпуска дополнительных акций на сумму не менее суммы чистой прибыли, фактически использованной на цели накопления за отчетный финансовый год. Эти дополнительные акции, а также акции, выкупленные в определенном Законом порядке народным предприятием у своих акционеров, распределяются между всеми имеющими на это право работниками пропорционально суммам их оплаты труда за отчетный финансовый год. На вновь поступивших на народное предприятие работников это правило распространяется, если они проработали не менее трех месяцев в отчетном финансовом году. Уставом народного предприятия может быть установлен иной период работы, по истечении которого вновь поступившие на работу лица наделяются акциями. Однако он не может быть меньше трех и более 24 месяцев.

3. Один работник-акционер не может владеть количеством акций народного предприятия, номинальная стоимость которых превышает 5% его уставного капитала. Эта максимальная доля акций может быть уменьшена уставом народного предприятия. Если же по каким-либо причинам у одного работника-акционера окажется акций больше максимального количества, определенного уставом, народное предприятие обязано выкупить у работника-акционера излишек акций, а работник-акционер обязан продать этот излишек народному предприятию.

4. Работник-акционер вправе продать свои акции только в порядке, предусмотренном Законом.

5. Народное предприятие обязано выкупить у уволившегося работника-акционера, а последний обязан продать на­родному предприятию принадлежащие ему акции народного предприятия по их выкупной стоимости. При определенных обстоятельствах этот акционер вправе продать свои акции работникам народного предприятия по договорной цене.

6. Число работников — неакционеров за отчетный финансовый год не должно превышать 10% общей численности работников народного предприятия.

7. При принятии общим собранием акционеров народного предприятия решений, затрагивающих интересы всех работников-акционеров (независимо от количества принадлежащих им акций), применяется принцип голосования «один акционер — один голос».

Как видим, вновь принятый Закон гарантирует, что при любых обстоятельствах подавляющее большинство акций народного предприятия принадлежит его работникам. В руках физических лиц, не являющихся работниками народного предприятия, и (или) юридических лиц может быть сосредоточено лишь менее 25% его акций.

Владея более чем 75% акций народного предприятия, его работники-акционеры получают возможность блокировать принятие любого невыгодного им решения общего собрания акционеров. Мало того, работники-акционеры получают возможность по своему усмотрению формировать состав наблюдательного совета и ревизионной (контрольной) комиссии народного предприятия, избирать его генерального директора. Таким образом, Закон полностью отдает приоритет в защите интересов тем акционерам народного предприятия, которые являются его работниками.

Другой особенностью является та, что Закон ориентирует народные предприятия на регулярный выпуск дополнительных акций при реальном увеличении его активов, т.е. тогда, когда активы увеличиваются за счет уже имеющейся чистой прибыли, но не за счет, например, займов, которые надо будет со временем вернуть.

Такой способ увеличения уставного капитала путем выпуска дополнительных акций будет, в принципе, способствовать росту экономического, а значит, и финансового потенциала народного предприятия, обеспечивающего высокий курс его акций, в основном принадлежащих, отметим еще раз это обстоятельство, его работникам-акционерам.

Принципиально важная особенность народного предприятия определяется тем установлением Закона, что дополнительные акции, а также акции, выкупленные народным предприятием у его акционеров, безвозмездно распределяются между его работниками, как акционерами, так и неакционерами, в зависимости от величины оплаты их труда в истекшем финансовом году.

Это означает, во-первых, что в зависимости от результатов производственной и хозяйственной деятельности народного предприятия, являющихся итогом совместного труда работников-акционеров, они получают возможность увеличить свой личный капитал. Во-вторых, значение заработной платы как экономической категории в народном предприятии расширяется. Она является не только источником удовлетворения потребностей работников в текущее время, но также постоянно растущим в течение ряда лет источником дополнительных, весьма значительных средств, получаемых работником единовременно тогда, когда он реализует, продает свои акции, например, при выходе на пенсию. Закон открывает для работников-акционеров определенные возможности продать свои акции полностью или частично в период его работы на народном предприятии. Если же работник-акционер по каким-либо причинам увольняется с на­родного предприятия, то он обязан продать свои акции, а народное предприятие обязано купить эти акции. В-третьих, наделение безвозмездно акциями всех работников свидетельствует о том, что на народном предприятии созданы условия, обеспечивающие однородность социаль­но-экономического статуса всех работников, что означает единство интересов как работников, так и работников-акци­онеров.

В то же время норма Закона, согласно которой число работников-неакционеров не должно превышать 10% общей численности работников народного предприятия, вынуждает его наблюдательный совет форсировать процесс превращения подавляющего большинства работников в работников-акционеров, приводя тем самым трудовой коллектив в соответствие со статусом предприятия именно как народного.

На закрепление однородного социально-экономического статуса работников направлена норма Закона, ограничивающая количество акций, которыми может владеть один работник-акционер, 5% общего количества акций народного предприятия. В зависимости от конкретных условий эта доля может быть уменьшена уставом народного предприятия.

Социально-экономическая однородность работников-акционеров может быть обеспечена полностью, если их права будет равными и при принятии решений общим собранием акционеров. В этой связи еще одна особенность народного предприятия заключается в том, что при принятии общим собранием акционеров решений, затрагивающих интересы всех работников-акционеров — независимо от количества принадлежащих им акций, — применяется принцип голосования «один акционер — один голос», а не принцип «одна акция — один голос».

Приведенные выше особенности акционерного общества работников и определяют его именно как народное предприятие, поскольку все его работники со временем становятся его акционерами. Находясь в собственности работников, народное предприятие позволяет последовательно реализовать коренные интересы трудящихся. Долевая форма собственности с равным для всех работников-акционеров участием в управлении народным предприятием:

• в наиболее полной мере реализует традиционную мечту трудящихся, лиц наемного труда: «Фабрики и заводы — тем, кто на них работает»;

• гарантирует трудящимся право распоряжаться результатами своего труда;

• позволяет обеспечить социальную справедливость — оплату и участие в собственности по труду;

• обеспечивает коллективную заинтересованность в сохранении и умножении собственности, основанной на личной ответственности каждого из собственников народно­го предприятия за судьбу своей доли имущества;

• позволяет реализовать коллективное мнение, использовать коллективный опыт, избегая последствий некомпетентных решений одного лица или группы лиц;

• создает реальные, и большие, возможности для каждого работника-акционера самостоятельно решать свои материальные проблемы после ухода на пенсию за счет средств, полученных от продажи собственных акций. Закон о народных предприятиях является первым законодательным актом, провозгласившим право на создание собственности работников в ее наиболее совершенной, по крайней мере в настоящее время, форме. Таким образом, открыта первая страница в истории российских народных предприятий: опыт их создания и функционирования еще только начинает накапливаться.

Отметим, что Закон исключает возможность создания народных предприятий путем приватизации государственных и муниципальных унитарных предприятий. Народное предприятие может быть создано в порядке, предусмотренном Законом, путем преобразования любой коммерческой организации, за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49 процентов их уставного капитала. Что касается запрета на преобразование открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49% уставного капитала, то, по мнению российских экономистов, это явно продиктовано не заботой о благе народа, общества или государства, а является откровенной защитой интересов крупного капитала.

Таким образом, для массового создания в России народных предприятий уже создан ряд необходимых предпосылок. Имеется психологическая готовность трудовых коллективов и достаточно обширный опыт успешного функционирования различного рода организаций, полностью или частично находящихся в собственности их работников. Речь идет о созданных на базе арендных предприятий закрытых акционерных обществах, а также многочисленных иных хозяйственных обществах и товариществах, возникших в результате приватизации государственных и муниципальных предприятий. Среди таких организаций можно назвать, например, АО «Мовен», Стерлитамакский нефтехимический завод, АО «Протвинский опытный завод «Прогресс»», ЗАО «Салаватстекло», ТОО «Новорязанская ТЭЦ», ЗАО «Картонно-рубероидный завод» и многие другие. Преобразовавшись в закрытые акционерные общества, они смогли успешно адаптироваться к рыночным условиям, продолжают и ныне успешно работать. О положительном опыте первых российских народных предприятий есть немало сообщений в прессе[1]. Подобные примеры есть и в Украине. Так,

 

Заключение

Таким образом, идея собственности работников и экономической демократии продуктивна, она не идет вразрез с базисными принципами рыночной экономики. Развитие акционерной собственности работников, их участие в управлении, как и экономическая демократия вообще, несомненно отражают объективные тенденции в современном общественном производстве, научно техническом прогрессе, они в большинстве случаев эффективны, и с экономической (особенно на микроуровне), и с социальной точки зрения.

Трудно отрицать огромный мотивационный социальный потенциал демократизации производства. Но любая абсолютизация данного подхода, например, в угоду идее социальной справедливости, чревата крайностями, способными, как это уже бывало не раз в прошлом, поставить идею над здравым смыслом.[2].

Учитывая, что сегодня Украине нужна приватизация не фискальная, а инвестиционно-реструктуризационная, направленная на оздоровление предприятий, оживление и подъем производства, в числе наиболее действенных мер могло бы быть введение механизма продажи имущества предприятий трудовым коллективам с длительной рассрочкой платежей или за счет льготных долгосрочных кредитов, предоставляемых государством. Для этого необходимо новое законодательство о выкупе государственной или коммунальной собственности, а также собственности частных предприятий – потенциальных банкротов трудовым коллективом в рассрочку. Если мы не хотим выглядеть представителями «дикого капитализма», требуется законодательство, регулирующее организацию народных предприятий в Украине.

Помимо общих принципов создания и функционирования народных предприятий, законодательство должно предусматривать выкуп государственной или иной собственности с рассрочкой платежей на срок реализации предпринимательского проекта, причем, как правило, по рыночной стоимости. Работникам необходимо предоставить право использовать при выкупе не только их доходы (заработную плату и т.п.), но и часть прибыли приватизированного предприятия. Одновременно должен заработать льготный механизм кредитования и налогообложения для сотрудников, выкупающих право собственности на предприятие. Если работники принимают решение участвовать в выкупе своего предприятия в рассрочку, то они создают товарищество (ассоциацию), которое занимается выкупом и получает следующие льготы: а) уменьшаются ставки по кредитам (в результате банк устанавливает более низкий процент для получения ссуды); б) снижается налогообложение дивидендов работников, повышается их доля в чистой прибыли и сокращаются налоги на прибыль предприятия при формировании акционерного капитала (на период выкупа).

Мировая практика указывает на необходимость использования трех дополнительных факторов, формирующих трудовой коллектив как эффективного собственника. Во-первых, должны работать долгосрочные и краткосрочные материальные стимулы. Долгосрочные (накопление капитала, рост стоимости акций) являются результатом реинвестирования, обновления основных фондов и более высокой производительности. В американских программах ЭСОП долгосрочные стимулы реализуются и в форме ощутимого вознаграждения при выходе на пенсию. Краткосрочные стимулы (дивиденды, участие в распределении прибыли) зависят от условий рынка и успеха данной корпорации на рынке. Во-вторых, надо дать возможность работникам участвовать в принятии решений. Для этого в советы директоров следует включать представителей трудового коллектива, создавать цеховые комиссии из числа рабочих и менеджеров, занимающихся проблемами производства. В-третьих, должно быть налажено соответствующее систематическое бизнес-обучение персонала, нацеленное на освоение знаний, которые помогают им как собственникам трудиться с большей результативностью.

Характеризуя предлагаемый способ приватизации в целом, отметим, что он позволяет не только задействовать мотивационные механизмы структурной и технологической перестройки производства, но и сделать этот процесс управляемым со стороны государства, причем управленческое воздействие органично сопрягаемо с рыночными принципами институционального управления.

Июнь 2012

Источник

ЛИТЕРАТУРА

1. См.: Господарський кодекс України // Відомості Верховної Ради (ВВР), 2003, № 18, № 19-20, № 21-22, ст.144 ), статьи 63 и 93.

2. Закон України від 2.11.2000 р. № 2085-ІІІ «Про особливості приватизації пакета акцій, що належить державі у статутному фонді ВАТ «Маріупольський металургійний комбінат ім. Ілліча».

3. Келсо Л., Келсо П. Демократия и экономическая власть: распространение революции ЭСОП через бинарную экономику: Пер. с англ.- Ростов-на-Дону: Феникс, 2000.- 317с.

4. Закон Российской Федерации от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)».

[1] «Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат» // Российская газета. – 2001. – 20 октября; Народное предприятие «Подольсккабель» // Российская газета. – 2001. – 17 июля.

[2] В частности, один из ведущих американских специалистов в области собственности работников, директор Национального центра собственности работников доктор Кори Розен считает, что в США доля этой формы частной собственности в перспективе вряд ли превысит 20-25%, что на его взгляд соответствует ее месту и роли в общественном капитале и возможностям ее оптимального использования в экономике.

Калюжный В.В., канд. экон. наук, доцент Харьковского регионального института Национальной Академии государственного управления при Президенте Украины

Калюжный А.В., заведующий отделом Государственного института труда и социально-экономических исследований

Публикации по теме:

Мифы о собственности работников

Народные предприятия, или один шаг на пути возрождения Родины

Оставить комментарий

 

Рейтинг@Mail.ru
Top